Радио-подкасты

Руслан Синицкий, Jelastic, (Platform-as-Infrastructure, платформа как инфраструктура)

1602 просмотров версия для печати

  

Руслан Синицкий родился в Житомире в 1978 г. В 2001 г. с отличием окончил Институт радиоэлектроники (Житомир, Украина) по специальности «Оборудование специального мониторинга». Через год, будучи инженером отдела науки, победил в соревновании на звание «Лучшего молодого сотрудника Национального космического агентства Украины». Имеет более 12 лет опыта разработки на языке Java, работал старшим GUI-разработчиком в Datamash Corp, был руководителем группы в Solovat Soft, занимал должность старшего UI-архитектора в iQue Lab. В 2010 занял первое место на IT-конференции Code Camp (Украина), а также победил в IT соревновании Dev Generation -2010 (Россия). Женат, воспитывает троих сыновей. Увлекается всем, что связано с  Java  программированием и облачными технологиями. Живет и работает в Житомире.

 

Компания Jelastic основана в 2011 году и предоставляет первую в мире Platform-as-Infrastructure, которая объединяет гибкость IaaS, а также легкость в использовании PaaS, расскрывая полный потенциал облачных вычислений для разработчиков  приложений на разных языках программирования (Java, PHP, Ruby и другие), хостинговых провайдеров и компаний интеграторов. Публичные облака Jelastic доступны в Северной Америке, Японии, Бразилии, Австралии, странах Европы, Казахстане, в России и в Украине. В декабре 2010 года  Jelastic привлекла посевные инвестиции венчурного фонда Runa Capital, а в мае 2012-го  2 млн долларов  от венчурных фондов Almaz Capital Partners и Foresight Ventures. Осенью 2013 года компания привлекла очередной транш – от фонда Maxfield Capital (основной инвестор Виктор Вексельберг). Jelastic получила самую престижную награду в мире Java-технологий –Duke' s Choice Award-2012 в номинации «Технологический лидер». Компания Jelastic – наиболее оцененный венчурными фондами стартап Украины.

 

Евгений Ленг: Перефразирую известное выражение: «Скажи мне,  кто твои конкуренты, и я скажу, кто ты». Попробую перечислить некоторые компании, которые играют с тобой на одном деловом поле: Microsoft, Google, Amazon. Это круто! Какими качествами должен обладать парень из Житомира, чтобы бросить перчатку гигантам глобальной IT-индустрии?

 

Руслан Синицкий: В первую очередь, должен иметь большую цель и работать для ее достижения каждый день. Это - основное.

 

- Руслан, ты, наверное, один из лучших специалистов по языку программирования Java, причем не только в Украине?

 

- Тяжело себя оценивать. У меня довольно большой опыт, я хорошо знаю Java, много тонкостей, деталей, но я себя никогда не сравнивал с другими.

 

- Duke´s Choice Award самая престижная награда в мире Java-технологий. Ее учредила компания Oracle, и она приравнивается к Нобелевской премии  в среде Java-разработчиков. Джеймс Гослинг (James Gosling), который создал язык программирования Java, один из признанных глобальных гиков, причастен к тому что в 2012 году ты получил эту премию  в номинации «Технологический лидер»?

 

- Конечно, причастен. Он же создал язык Java, а мы уже на этом языке создали нашу платформу. Если говорить серьезно, то он не помогал нам получить эту награду. Мы просто обнаружили в один момент, что оказывается Джеймс, создатель языка Java, пользуется нашей платформой. Вот и все.

 

- Ты с ним лично знаком?

 

- Заочно, пытаюсь назначить встречу, но пока не получается, он очень занятой человек. Мы иногда переписываемся. Премия была присуждена без личного участия Джеймса.

 

-Военный институт радиоэлектроники в Житомире  был осознанным решением, ты хотел стать военным?

 

- Это было осознанное решение. Оно базировалось на том, что я в своей жизни почему-то не хотел работать. Через 25 лет стажа военные могут выйти на пенсию. У меня в детстве было заблуждение, что работать - это плохо. Я искал легких путей. Но этот путь оказался нелегким, честно говоря. Проработав в армии, в той организации, где служил,  понял: работать – хорошо,  мы создавали интересные вещи.

 

- Карьера военного никак не связана с семейными ценностями твоих родителей, просто ты решил, что офицеры какой-то срок отслужат, а потом отдыхают?

 

- Да. Я из простой семьи: отец - инженер, мать – рабочая, швея. В тот момент, когда выбирал институт, в Украине ввели платное обучение. В семье денег не было, и для меня это был единственный шанс получить высшее образование.

 

- Поступая в военный вуз, ты понимал, что украинская армия переживает не самые лучшие времена?

 

- Честно говоря, в тот момент не задумывался об этом.

 

- Ты еще студентом обратил на себя внимание технических и инженерных специалистов украинской армии. Они  приезжали к тебе Житомир на защиту диплома?

 

- Совершенно верно.

 

- Именно тогда тебе предложили карьеру инженера в Национальном космическом агентстве Украины?

 

- Да, мы поехали на практику в очень специфическое место с ограниченным доступом по секретности и показали, на что способны. Два студента сделали то, что не могли сделать инженеры, которые там работали. Поэтому, мы привлекли внимание.

 

- Ты был специалистом по системам геофизического мониторинга? Объясни, пожалуйста, нашим читателям, где и для чего этот мониторинг применяется?

 

- Эта система применяется для контроля над геофизической обстановкой на поверхности земли на территории Украины. Это значит, что по всей территории Украины установлены разные геофизические датчики. Они собирают сейсмические, акустические, радионуклидные и другие данные, которые для анлиза поступают  в центр обработки. Я специализировался в области контроля землетрясений. Мы создали систему, которая позволяла оперативно определять параметры землетрясений и потенциальный ущерб той или иной территории.

 

- Уже через год ты стал «Лучшим молодым сотрудником Национального космического Агентства»? Они сразу поняли, какой гик к ним попал?

 

- Мне было  приятно, что Национальное космическое агентство поощрило мою инициативу.

 

- Ты тогда уже начал писать для Агентства программу, которая контролирует прохождение информации от подземных датчиков сейсмической активности до центральных серверов?

 

- Да, передо мной была поставлена такая задача.

 

- А ты знаешь, что спустя двенадцать лет Агентство по-прежнему пользуется твоим софтом?

 

- Конечно знаю. Не только Национальное агентство, а еще и Украинская антарктическая станция «Академик Вернадский».

 

- Они просили сделать апгрейд?

 

- Нет, все работает стабильно. Я периодически связываюсь с инженерами, спрашиваю, как моя программа поживает.

 

- Все это время ты активно принимал участие в отраслевых конференциях, занимался теоретической прикладной наукой, читал лекции, то есть был, что называется, востребованным. Когда и почему возникло понимание, что с государственной службой покончено?

 

- Именно тогда, когда я закончил работать над системой геофизического мониторинга. За полгода мы создали нечто большое, что не смогли создать целые институты, потратившие пять миллионов государственных денег. Оценив полученный бонус и соотнеся его с деньгами, безрезультатно потраченными институтом,  я понял: пора что-то менять.

 

- Ты увидел, что можешь делать интересный продукт в области IT, можешь выстраивать команды, партнерские отношение со своими со-разработчиками, а результат, который предлагается тебе по месту работы, не соответствует ни затраченному труду, ни реальной цене продукта, правильно?

 

- Примерно так.

 

- Ты стал сотрудничать с израильскими программистами, сначала как свободный разработчик софта, а потом как бизнес-партнер?

 

- До этого была еще серия проектов. Я понял, что хочу заниматься IT, своим делом, своим проектом. При этом сознавал, что у меня нет опыта, мне надо пройти некоторые ступени. Я устроился в аутсорсинговую компанию, поработал там полгода, набрался опыта работы с зарубежными партнерами, построения отношений в коллективе, понимания, что такое работать в офисе. Потом работал с удаленными проектами. Всегда старался, чтобы люди были довольны результатами моего труда. Это была моя основная цель. Изначально я не стремился к большим деньгам. Честно говоря, даже не знал, сколько стоят мои услуги. После этого получил предложение от израильских ребят, сделал для них хороший UA-интерфейс. Через некоторое время они предложили мне партнерство.

 

- Как ты оцениваешь этап своей биографии от момента, когда ты ушел из Национального космического Агентства до момента, когда ты стал делать свой продукт? Чему этот этап тебя научил, и был ли он необходимым, обязательным в твоей карьере?

 

- Конечно, он был обязательным. Он научил меня не повторять чужих ошибок.

 

- Это редко кому дается.

 

- Да, не скажу, что я не совершаю ошибки, но многое усвоил: на каком этапе  включать маркетинг, сколько уделять внимание технологии, бизнесу. В разных проектах, в которых я работал, видел плюсы и минусы. Как говорится, «опыт – сын ошибок трудных».

 

- Следующий вопрос читатели поймут не сразу: что общего между Житомиром и Воронежем? Гиковский сайт Habrahabr?

 

- Да, так и есть. С моим партнером из Воронежа Константином мы познакомились на «Хабре», стали переписываться. Через некоторое время вошли в контакт друг с другом через ICQ и начали работать над совместной идеей.

 

- Можно сказать, что идею компании Jelastic ты нашел в интернете? А выкристаллизовалась она уже в рамках переписки с твоим будущим бизнес-партнерем?

 

- Идея по созданию Jelastic родилась, когда я уволился из армии и работал над другими проектами. Я увидел, чего не хватает разработчикам. В тот момент появилась волна одностраничных сложных веб-приложений. Для их быстрого создания не хватало инструментария.  Как раз встретился Константин, который работал над подобным проектом и испытывал похожие проблемы. Мы одновременно пришли к одной идее.

 

- История компании Jelastic – показатель того, как на наших глазах меняется мир. Три основателя компании – Синицкий (Житомир), Александров (Воронеж), Скутин (Москва) – первый раз физически встретились в столице России на переговорах с инвесторами. До этого момента все трое общались только по Сети. Это один из удачных примеров «удаленной работы»?

 

- Мы не обращали на это внимания, только через два года осознали, что не общались по телефону, а только по почте и ICQ.  

 

- Все два года, пока ты делал прототип, приходилось приезжать к семье только на уик-энд, а в будни – кодить по ночам?

 

- Я работал в одном из проектов, - надо было семью кормить, - над продуктом работали ночью. Но семью оставалось очень мало времени.

 

- Жизнь в Житомире дешевле, чем в Киеве. К  моменты начала работы над прототипом, ты как программист уже неплохо зарабатывал?

 

- Как программист, да,  зарабатывал хорошо.

 

- Семья была в зоне безопасности? Не как у военного?

 

- Действительно. Там, где я работал военным, и условия, и зарплату чудесными назвать было сложно..

 

- За несколько лет ты проделал интересную эволюцию. Ты поступил в институт для того, чтобы не работать после 25 лет службы. В результате начал работать и днем, и ночью, почти  не оставляя времени на семью. Мне вспоминается один из принципов Павла Дурова, создателя «ВКонтакте» Он считает, что творчество интереснее потребления. Я все больше и больше убеждаюсь, что это действительно так. Наверное, ты зажегся своими идеями, своим творчеством.

 

- Именно. Ощущение, когда идешь на работу,  - летишь, как на крыльях. Это очень важно в жизни. На работе люди проводят по восемь и более часов. Это треть жизни. Если вы ходите на каторгу – я вам сочувствую.

 

- Абсолютно согласен. Первым проектом компании стал продукт Hivext. В чем заключалась его идея? Это ее вы обсуждали с Константином Александровым на сайте Habrahabr?

 

- Да. Суть идеи – облачный framework, который имеет наборы IPI, упрощающие разработку сложных приложений. Например, сегодня компания Google имеет подобный продукт (Google App Engine). Это очень похожий продукт. Однако, работая над нашим проектом мы нашли у него ряд значительных недостатков. Мы собрали аудиторию из пяти тысяч пользователей  и выяснили, что работать с нашим продуктом могут только начинающие предприниматели, новые проекты, и то не очень серьезного уровня. Серьезные бизнесы никогда не будут использовать подобный продукт для своих разработок. Им приходилось переписывать код под наш проект. У нас не было такого имени, как у Google. Поэтому после двух лет мы решили сделать некоторые изменения. Когда мы подняли инвестиции от фонда Runa Capital, то кроме денег получили доступ к технологиям.

 

- Насколько прикольно и полезно тестировать бета-версию своего продукта у пользователей сайта «Habrahabr»? Ты ведь один из рекордсменов – твой продукт тестировало более пяти тысяч активистов сайта?

 

- Это очень захватывает. Эмоции зашкаливают. Фидбэк приходит по большей степени негативный.

 

- Выбирая выражения или не выбирая?

 

- Конечно, не выбирая! Люди ж не стесняются в IT-индустрии. Главное – не принимать все близко к сердцу, а стараться выделить из этого фидбэка основные моменты, понять почему люди говорят так; что их раздражает; это просто троллинг или серьезная проблема. Негативный фидбэк на вес золота. Если люди тебя только хвалят – это странно.

 

- А что, с троллингом тоже сталкивались? Какой смысл в троллинге?

 

- «Хабр», как  и интернет в целом, привлекает разных людей.

 

- Цитата из Синицкого: «Моя рекомендация – как можно скорее выходить на рынок, может быть, даже с неидеальным продуктом. Тестирование на реальных людях позволит как можно раньше получить фидбэк, исправить ошибки и улучшить продукт». Конец цитаты. Все верно?

 

- Совершенно верно. Чем раньше вы начнете шлифовать свою идею, проверять ее, тем обширнее фидбэк вы соберете, преодолеете заблуждения и качественнее сделаете продукт. Мои инвесторы со мной согласны.

 

- Я считаю, что в венчурном бизнесе не так уж много известных команд, которые действительно способны добавить компании стоимость, или, как говорят инвест-банкиры,  – ”аd value”. Безусловно, фонд Runa  Capital относится к числу таких игроков.

 

- Они инвестировали в 2010 году и предоставили очень хорошую технологическую экспертизу.

 

- Кто был главным переговорщиком от Runa Capital? Белоусов или Галицкий?

 

- Основным переговорщиком был Дмитрий Чихачев. Сергей Белоусов с нами разговаривал эпизодически. Он посмотрел на нас, заглянул в глаза и назначил людей, которые проводили интервью.

 

- Сергей Белоусов – легендарный парень, который открыл много талантов, создал крутую компанию Parallels. Если вам, читатели, интересно – «загуглите» и посмотрите. Тот факт, что Белоусов обратил внимание на ребят, создавших Jelastic, – это был серьезный этап в вашей биографии.

 

- Для нас это было знаковым. Когда нам сделали предложение – мы долго не раздумывали и сильно не торговались.

 

- Вы остались довольны коммерческими условиями той сделки? Ты поднял тогда первые полмиллиона долларов от инвесторов, не считая приза в сто тысяч долларов лучшему стартапу 2010 года. Первые сто, потом пятьсот, потом шестьсот тысяч долларов. Условия самой сделки вы посчитали справедливыми?

 

- Иначе мы бы не не согласились.

 

- Один из высокопоставленных украинских госслужащих, ныне известный политик, так рассказывал мне о своем опыте переговоров с делегацией США по вопросу вступления Украины во Всемирную торговую организацию: «Представь себе, - говорил он, - ты остался наедине с самым современным танком, какой только можно себе вообразить. Ты оглядываешься в поисках оружия, как в компьютерной игре, и понимаешь, что тебе выдали только шариковую ручку». Не было ли у тебя такого же впечатления от переговоров с Runa Capital, а позже с Almas Capital, которые совместно еще с одним венчурным фондом приняли решение вложить в Jelastic еще 2 миллиона долларов в 2012 году?

 

- Нет, на нас не давили. Это были честные переговоры. Мы предлагали что-то со своей стороны – они предлагали что-то со своей. На первой встрече мы не пришли к согласию. В итоге сделки получились честными.

 

- Известно, что российские фонды, да и грамотные украинские фонды, не пытаются взять контрольный пакет. Я так понимаю, что до сегодняшнего дня вы продолжаете оставаться главными собственниками.

 

- Структуру собственности компании мы не разглашаем.

 

- Основной капитал должен оставаться в руках основателей до определенного этапа, когда компания выходит либо на биржу, либо привлекает большого стратегического партнера. Таков подход опытного венчурного предпринимателя. Как только я слышу, что в Украине какой-то ангел увел 60 или 70 % акций – я понимаю, что из этой компании ничего не получится, потому что нарушен один из главных принципов венчурного бизнеса.

Как повлияло на Jelastic  вхождение известных венчурных предпринимателей? Знаю, что вам пришлось поменять стратегию. В IT-индустрии и в венчурном бизнесе есть такое английское выражение pivot, в переводе - «разворот».  На профессиональном сленге это значит, что тестируемая бизнес-модель требует тотального пересмотра, изменения стратегии продвижения. Как из продукта Hivext родился продукт Jelastic?

 

- Мы набрали feedback, обратную связь от пользователей по поводу Hivext, и оценили каналы продвижения Runa Capital, нашего партнера. Сергей Белоусов давал нам доступ к хостинг-партнерам. Мы посчитали, что сможем продавать через эти каналы. Мы хотели использовать максимально ресурсы партнеров. Не только деньги, но еще и маркетинг, каналы продвижения.

 

- Это и называется – ad value. Они добавили стоимость компании через свои связи, экспертизу, компетенции. Помогли в том числе и тем, что их хорошо знают и в Силиконовой долине, и в мире. У  Runa Capital много отношений с очень многими людьми.

 

Буквально через месяц мы уже задумались о смене идеологии Hivext, но после этого я еще поездил по хостинг-партнерам, оценил текущую ситуацию. Тогда мы окончательно приняли решение, что надо делать не Google App Engine, а другую платформу, которая в то время была бы похожа на Heroku.

 

Heroku это сегодня один из ваших конкурентов?

 

– Да, это один из самых первых стартапов, который организовался в области platform as a service (PaaS). Он был куплен компанией Salesforce за 212 млн  долларов. И мы начали делать Heroku для хостеров.

 

Понятно. Насколько я понимаю, на сегодняшний день ваш продукт лучше?

 

– Да, Heroku начинался 5 лет назад. В то время они не учитывали определенные особенности. Jelastic лучше, чем Heroku,  потому что Jelastic не имеет ряда ограничений. Вы можете взять любое стандартное приложение, «задеплоить» в Jelastic и масштабировать его. Вы не можете это сделать с Heroku, потому что архитектура платформы не позволяет, а мы это изначально заложили в базис.

 

- Давай попробуем объяснить нашим читателям, почему приложение, написанное на языке Java, проблемно размещать на обычный хостинг.

 

– Для того чтобы это сделать, у вас должен быть большой опыт работы с серверами и с языком программирования Java. Несложно  запустить простое приложение, но как только вопросы касаются масштабирования, кластеризации, балансировки нагрузок –без опыта не обойтись. Jelastic автоматизирует эти сложные процессы, предоставляя вам удобный интерфейс, возможность буквально несколькими кликами получить комплексное окружение для ваших приложений. Мы автоматизировали накопленные IT-сообществом знания и просто предоставляем удобный инструмент автоматизации.

 

Это главная фишка компании Jelastic?

 

– Удобства и совместимость со стандартными технологиями – это одна из основных фишек Jelastic. Будучи первой в мире  Platform-as-Infrastructure, Jelastic объединяет гибкость IaaS, а также легкость в использовании PaaS. Также нашей особенностью можно назвать нацеленность на разные группы пользователей, потому что мы решаем проблемы на всех уровнях.

 

По бизнес-модели вы работаете с хостинг-провайдерами и получаете от них деньги?

 

– Есть несколько уровней клиентов. Если мы будем говорить о клиентах, платящих нам деньги непосредственно, то на сегодняшний день это хостеры и компании, которые хотят поставить Jelastic на своё железо. Это могут быть банки, аутсорсинговые компании, интеграторы, компании, предоставляющие телекоммуникационные услуги, то есть B2B-сектор. С нашей платформой они решают свои задачи внутри компании, упрощают процессы разработки. Если говорить о  хостерах, то они продают Jelastic разработчикам или SMB в разных странах. На сегодня у нас подключено порядка 18 стран. К примеру тот же  Heroku охватывает только Америку.

 

- А по объему трафика?

 

- По объему трафика у них все хорошо. Америка – это Америка. Наш трафик очень разносторонний – Бразилия, Германия, Япония.

 

- Юго-Восточная Азия, Дальний Восток, Китай?

 

- Из Азии есть трафик, но там нет пока партнера,  мы его ищем. Там не просто работать – есть свои ментальные особенности.

 

- Сколько сегодня клиентов у компании? Вы берете одного хостинг-провайдера на страну и даете ему эксклюзив, или вы работаете с разными хостинг-провайдерами в рамках одной страны?

 

- Изначально мы давали эксклюзив первым партнерам, потому что это был риск.

 

- Вас еще не знали, приходилось заходить на рынок и принимать  те условия, которые, удалось выторговать?

 

- Мы не особо торговались. Сегодня мы смотрим на величину сделки. Если партнер большой и предлагает хорошие условия, мы предоставляем эксклюзив. Если партнер маленький – эксклюзив не предоставляется. На сегодняшний день нет четкого разграничения – один партнер в одной стране. В некоторых странах у нас есть по два, по три и даже по четыре партнера.

 

- А Америка у вас на эксклюзиве?

 

- Там эксклюзив закончился, и скоро будет больше партнеров.

 

- Как все это превращается в финансовые потоки? Ты уже достиг точки безубыточности?

 

- Еще нет, к сожалению, но мы стремительно к ней приближаемся.

 

            - Когда достигните?

 

- Наверное, к середине 2014-го.

 

- Основные затраты компании идут на совершенствование продукта? Я слышал, что в планах Jelastic – сделать платформу-полиглот на разных компьютерных языках.

 

- Совершенно верно. Первым делом Jelastic был разработан для языка программирования Java, но во время дизайна платформы мы уже знали, что она будет поддерживать Php, Ruby, .Net, Node.js Дизайн был изначально спроектирован под платформу-полиглот. Мы начали с Java, потому что  язык Java на тот момент был головной болью хостинг-индустрии, не было платформы. Мы начали искать решение с самой большой проблемы.

 

- Программисты плакались друг-другу?

 

- Конечно. Им приходилось арендовать выделенные сервера, настраивать все это вручную. Когда мы создали Jelastic, было много восторженных отзывов: наконец-то появилось то, чего не хватало. Сегодня мы уже поддерживаем Php в коммерческом режиме, Ruby запущен в приватной «бэте». В ближайшем будущем будет добавлен Node.js и .Net, надеюсь, к концу года.

 

- А есть ли у платформы-полиглота Jelastic, которая создается на наших глазах, какой-то конкурент? Кто-то идет в том же направлении?

 

– Да, у нас есть очевидные конкуренты. Одним из ярких примеров является платформа OpenShift от компании Red Hat. Совсем недавно мы объявили сотрудничество с ними о том, что мы будем поддерживать унифицированный формат шаблонов для стека языков программирования, для серверов приложений, баз данных. Между двумя этими платформами будет унифицированный формат. Это означает, что, к примеру, разработчики баз данных, серверов приложений или просто приложений могут запаковать свои приложения в этот формат и приложение можно будет легко развернуть либо в OpenShift, либо в Jelastic и его не нужно будет переписывать под конкретную платформу. Таким образом, экосистема вырастет очень сильно в ближайшее время. Это очень серьёзный шаг к унификации, что очень хорошо для всех игроков на рынке.

Но при том, что OpenShift создают очень похожий продукт, их бизнес-стратегия другая – они идут в компании напрямую, а мы работаем через хостинг-индустрию. В этом плане пока мы не пересекаемся. 

 

- Ряд компаний, например банки, предпочитают иметь собственные сервера. Но так быстро развивается хостинг-провайдинг, облачные технологии, что через некоторое время иметь в каждой компании большие компьютеры станет бессмысленным. Когда мне говорят, что облачные решения не совсем безопасны для компании, я говорю: «Ребята, что в первую очередь забирает прокуратура?  - Серверы».

 

- Совершенно верно. Мое мнение: хранить данные в облаке – безопаснее, чем у себя в офисе. Безопасность – один из принципов провайдера и разработчика софта.  Они конкретно заботятся о безопасности. Если ваша компания занимается e-commerce, я думаю, безопасность является вторичной. А для хостеров, для платформ, если платформа будет взломана, – для них это очень большие потери.

 

- Сколько сегодня клиентов у Jelastic, если не брать хостинг; сколько в мире тех, кто пользуется сервисами, платформой?

 

– К концу 2013 года подписано порядка 90 тыс. разработчиков, и мы растем с каждым месяцем.

 

- Темпы роста какие? 50% в год?

 

- Порядка 30% в месяц.

 

- Это очень интересно, особенно если вспомнить о геометрической прогрессии. Я так понимаю, с монетизацией тоже становится все лучше и лучше. Деньги, в первую очередь, вам понадобились на разработку, на добавление языков в своей платформе?

 

- Два направления – расширение потенциальной базы для клиентов и удешевление обслуживания платформы. Продукт очень сложный, количество партнеров быстро растет. Обслуживать двух партнеров или сто – совершенно разные объемы работ. Инвестируем наши деньги в усовершенствование платформы.

 

- Ваша модель платформа как сервиса потребовала организации большого сервиса для обслуживания этой платформы.

 

- Хорошая шутка. Только когда мы пошли к хостинг-индустрии, осознали, что объем работ больше, чем изначально предполагали. Предоставлять сервис напрямую легче, чем через каналы партнеров.

 

- Все силы ваших программистов заняты тем, чтобы вывести основную платформу в лидиры?

 

- Задача сейчас – проникнуть во все страны и стать стандартом, чтобы люди узнавали бренд Jelastic в каждой точке мира. Также мы расширяем спектр нашего бизнеса. «Сколково» помогло нам сделать тест «enterprise-рынка». Мы создали некий прототип, протестировали. Это было удачно, мы накопили опыт и теперь приступили к применению этого опыта  в бизнесе. 

 

- Познакомившись с твоими взглядами на то, как развивать бизнес, создавать стартап, был поражен четкими рецептами и пониманием того, как мыслит не статапер, а венчурный инвестор. Редко встретишь создателя проектов, в том числе и в украинской IT-индустрии, который мыслит как предприниматель. Похоже, Runa Сapital и Almaz Сapital знают свое дело? Это они тебя научили?

 

- Конечно, я многому научился у этих людей. Они профессионалы и я стараюсь впитывать их опыт, как губка.

 

- Все сказанное в интервью или в твоих статьях - попадание в яблочко. Кого ты считаешь главным ментором Jelastic. Вынесем твою гениальность за скобки: я все-таки не верю, что этих компетенций ты достиг самостоятельно. Кто занимался тобой, твоими партнерами, твоей компанией основное время? Или это коллективный труд?

 

- Коллективный, естественно, но я выделяю некоторых людей, которые помогли: это Александр Галицкий…

 

- Хочу сказать нашим читателям, что это уникальная личность, советую «загуглить» его, это тот человек, который создал WI-FI, еще очень давно, будучи инженером, обслуживающим советский космос. Кстати, он тоже родом из Житомира.

 

- Еще Сергей Белоусов. Он талантливый и неординарный, привнес новый опыт, открыл новые возможности.  Я ему очень благодарен. Дмитрий Чихачев многому научил в операционной деятельности. Предпринимательская жизнь имеет разные стороны, я стараюсь находить лучшего эксперта в каком-то направлении и максимально у него учиться.

 

- Насколько важен ментор для IT-стартапа?

 

- Критически важно иметь людей, которые прошли определенный путь и могут поделиться опытом. Не обязательно слушать сто процентов того, что тебе говорят, но прислушиваться крайне важно, потому что «опыт – сын ошибок трудных». Чем меньше ошибок,  тем легче достичь цели. Вы просто обойдете эти ошибки с помощью опыта других людей.

 

- Правильно ли я понимаю, что кроме разговоров, бесед, совместных мозговых штурмов, к тебе приезжали команды, которые ставили в компании какие-то бизнес-процессы, например, процесс контроля?

 

- Совершенно верно. Без этого очень тяжело самостоятельно развиваться, потому что надо где-то брать знания. Накапливать самому – это очень долго, поэтому мы нанимали некоторые команды. К нам приезжали люди, которые настраивали, к примеру, процесс разработки. Они его анализировали и давали свои рекомендации. Еще у нас есть советники. Если я вижу, что человек обладает интересным опытом, приглашаю его к себе в компанию. Он анализирует и дает нам рекомендации. Недавно к нам в Житомир приезжал Марк Збиковски (Mark Zbikowski ). Это человек, который 25 лет работал в Microsoft. Таких только трое: Билл Гейтс (Bill Gates), Стив Балмер (Steve Ballmer) и Марк Збиковски.

 

- Отвлечемся немного от IT. Ты патриот Житомира? Тебе там комфортно? Сегодня ты имеешь возможность жить практически в любом городе мира, за исключением, наверное, Кабула и Пхеньяна. Просто тебе комфортно, у тебя много друзей, тебе нравится экология, какая-то житомирская аура?

 

- В первую очередь, в Житомире находится команда.

 

- Команда ведь тоже может находиться в любом месте.

 

- Совершенно верно. Команда у нас распределенная, она находится в разных странах.

 

- Но штаб квартира у вас – Житомир, не Москва?

 

- Москва не является штаб-квартирой. Основной бизнес у нас находится все-таки на территории Америки. Житомир является технологическим центром.

 

- А весь маркетинг?

 

- А весь маркетинг, бизнес – все находится в Америке.

 

- По-другому и не может быть.

 

- Я объясню почему. Наши люди - они более технологического склада ума. В Америке они рождаются в  атмосфере бизнеса, покупают и продают друг другу хорошо.

 

- Такое впечатление, что это ты про Израиль сказал.

 

- Израиль тоже один из самых развитых технологических центров.

 

- В IT-индустрии существует две основные модели. Та, которая копирует успешные достижения,  называется «copy cat”. Вторая модель называется «израильской»: разрабатываемый продукт изначально предназначен для глобального рынка. Твоя компания построена по израильской модели.

Какие из заблуждений молодых украинских компьютерных «гениев», которые задумываются о собственном проекте, кажутся тебе наиболее вредными?

 

- Я в первую очередь сконцентрирован на своем проекте.

 

- Наша экосистема за последние несколько лет сильно изменилась, она стала более развитой: часто проходят конференции, происходят всякие тусовки, встречи, как и везде в этой индустрии. Я знаю, что ты востребованный спикер, с тобой любят поговорить молодые начинающие ребята. Наша беседа, возможно, поможет им.

Мы говорили о том, что в мире стремительно развивается облачный хостинг. В Украине ожидается его рост почти на сто процентов в год. Сегодня уже 85 процентов компаний  пользуются облачными сервисами. Ты находишься в очень интересной точке, в  индустрии, которая развивается стремительными темпами, и у тебя рост  30% в месяц. Что, облако рулит?

 

- Конечно, облако рулит, объемы вычислений растут. Это будущее. Думаю, что это только начало.

 

- Вот-вот произойдет большой прорыв в скорости передачи данных. Какие-то колоссальные цифры по скорости. Это  позволит копировать из Сети 25 мегабайт за 2 минуты, за полторы. Я думаю, что оттуда все пойдет к Big Data. Платформы, которые позволят работать всему новому, упростить жизнь простых пользователей,  будут глобально иметь отличные перспективы.

Гай Кавасаки (Guy Kawasaki), первый евангелист Apple и культовый венчурный предприниматель из Силиконовой долины, считает, что великие компании рождаются не из желание заработать деньги, а благодаря стремлению решить какую-то задачу. Например, Сергея Брина и Ларри Пейджа (Larry Page) не устроили алгоритмы поисковых систем, а Марка Цукерберга (Mark  Zuckerberg) то, что компьютерная сеть Гарварда предоставляла очень мало возможностей для общения, обмена информацией и фотографиями.  Если решение проблемы, над которой ты работаешь, действительно востребовано, то деньги потом придут. Согласен?

 

- Абсолютно согласен. Вот это то, что не всегда совпадает с мнением инвесторов. Инвесторы зачастую говорят: «Думайте про деньги. Думайте, как заработать деньги». В моем случае, я думал, как упростить жизнь разработчикам.

 

- Решить конкретную задачу.

 

- Да. Деньги – это результат. На самом деле, это для нас в то время была не цель, не самоцель. Деньги – показатель, насколько удачно вы решаете ту или иную проблему.

 

- Сергей Белоусов, твой венчурный инвестор,  сказал, что через 10 лет Jelastic будет зарабатывать не менее 100 миллионов долларов в год. У тебя такое же мнение?

 

- Надеюсь. Думаю,  может и больше.

 

- Ты можешь сказать: на конец года какая, по твоему мнению, будет капитализация компании?

 

- Мы не раскрываем такую информацию, предоставляем ее только тем людям, которые хотят к нам присоединиться.

 

- Если украинская молодежь попросила бы  несколько советов у парня из Житомира, который на чужом поле меряется силой с глобальными лидерами, какими были бы эти советы?

 

- В первую очередь, хорошо подумать, хотите ли вы быть предпринимателем, или  остаться программистом. Это два разных пути.

 

- И две разные жизни.

 

- Конечно, две разные жизни. Жизнь программиста и жизнь предпринимателя отличаются.

 

- Ты сегодня предприниматель?

 

- Я сегодня предприниматель. Я не программирую  уже больше года, не пишу код. Я иногда его читаю, но не пишу. Честно сказать, я по этому скучаю.

 

- Много поездок за последнее время?

 

- Да, пришлось поездить и полетать очень много. Вначале я думал, что не справлюсь со страхом к полетам. Но потом, когда в течение пяти дней я сделал 8 перелетов, страх испарился.

 

- Мой рекорд 4 рейса в день. Я размещал одну из компаний на бирже, и во время роуд-шоу за один день сделал 4 перелета.

 

- Это не просто. Возвращаюсь к советам. Несмотря ни на что, упорно идите к своим целям. Трудности должны вас укреплять. Как говорится, то, что вас не убивает, делает вас сильнее. Поэтому главное: идти к своей цели, собирать фидбэк, уважительно относиться к критике и много работать.

 

- Ты уже прошел треть своего предпринимательского пути?

 

- Не знаю. У меня сейчас нет прежних намерений, типа 25 лет работать и все.

 

- Давай вернемся к Павлу Дурову. Согласись, он прав: творчество интересней потребления?

 

- Конечно, создавать гораздо интереснее, чем потреблять. 

comments powered by Disqus