Радио-подкасты

Егор Анчишкин, Viewdle, технологическая компания; Zakaz.ua, e-commerce.

2598 просмотров версия для печати

 

Егор Анчишкин родился в 1981 году в Киеве. Окончил Физико-технический институт (при КПИ) по специальности прикладная математика. Начинал карьеру программистом, позже после создал свой проект - компанию Viewdle, которую в 2012 году купил  Google . Егор - основатель             сервиса Zakaz.ua по доставке продуктов из супермаркетов. Женат, воспитывает сына.  Живет и работает в Киеве.

 

Zakaz.ua является платформой для интернет-магазинов, сотрудничающих с продуктовыми супермаркетами, и обеспечивает бизнес собственным веб-движком, контентом, логистикой и call-центром. Zakaz.ua работает с сетями NOVUS, «Метро», «Фуршет», «Амстор», а также винными магазинами Arlekin и «ПремиумВин»,  рынком "Столичный".  Zakaz.ua основан Егором в январе 2010 года на собственные средства. Позже к   проекту присоединился инвестор (Internet Invest Александра Ольшанского). Компания предлагает услугу по онлайн-доставке продуктов из популярных сетей супермаркетов, зарабатывает на комиссионных от продаж. На iForum-2013 ее признали лучшей в Рейтинге украинских стартапов; на Ukrainian E-Commerce Awards  проект занял первое место в категории «Инновационное решение».

 

Компания Viewdle, Inc основана в 2006 году Егором Анчишкиным и Юрием             Мусатенко. Являлась одним из ключевых игроков на рынке распознавания лиц на фото и видео, владеет уникальными алгоритмами обнаружения и распознавания лиц. Покупку основанного в Украине стартапа  Viewdle компанией Google  в 2012 году назвали сделкой года на украинском IT-рынке.  Эксперты оценивают       сумму сделки в диапазоне от 30 до 45 миллионов долларов.

 

 

Евгений Ленг: Объясню сразу: Егор Анчишкин – культовая фигура украинского интернета, его хорошо знают все, кто имеет к Уанету хоть малейшее отношение.

Егор, твои профессиональные интересы сосредоточены в области интеллектуальных алгоритмов, применяемых для оптимизации существующих бизнес–процессов и продуктов. Попробуешь объяснить нашим читателям, что это значит?

Егор Анчишкин: Это означает, что компании, которые я создаю, должны по-новому увидеть привычные бизнес-модели, и этот новый подход должен быть связан с алгоритмами. Я работаю там, где алгоритмы, или программное обеспечение, или интернет меняют привычную модель в нечто новое, там, где происходит фазовый переход.

- Компании, которыми ты руководил, собрали много наград престижных IT-форумов и конференций. Причем они их регулярно получают с 2007-2008 годов. Сколько всего собрал?

                        - Не считал. У Viewdle было 5, у Zakaz.ua уже столько же…

            - Ты украинский web-предприниматель, у которого больше всех наград международных конференций?

                        - Не знаю, сколько у других, не могу утверждать.

            - Еще до окончания Киевского политеха ты пошел работать в частную структуру. Не было желания какое-то время посвятить науке?

- Не особенно. Я четко представлял научный мир, научную деятельность, мои папа и мама – ученые, работают в академии наук. Я ездил с ними несколько раз в университеты Европы. Я понимал, что мой склад характера и ума не совсем подходит для такого образа жизни.

- Первое место твоей работы - «Научно-техническая палата», правильно? Или ты только там числился?

- Нет, это действительно компания, в которой я до сих пор работаю.

                        - Там лежит трудовая книжка?

            - Я не знаю, где лежит моя трудовая книжка. Наверное, у меня дома. В этой компании генеральный директор – мой отец. Это семейная фирма, которую мы создали для аутсорсинга, старались брать заказ на небольшие наукоемкие проекты.

                        - Вы продавали решения задач?

            - Да, решения, которые требовали научных подходов к пониманию задач.

                        - Ты сейчас совладелец компании или единственный собственник?

            - Нет, ее состав учредителей не изменился. Я  коммерческий директор, но не акционер.

                        - А в чем заключалась твоя работа? Ты писал кодил?

- Немного. Быстро стало понятно, что основные проблемы находятся в области бизнес-девелопмента и маркетинга. Мое внимание сместилось туда, где нужно было тушить пожар. Там я и застрял. Программистов мало, их не хватает. Специалистов, которые на базе труда программистов могут создать бизнес, –  еще меньше. Я получил первый опыт, он для меня был важен - опыт работы как с командой, так и с клиентами.

                        - А как ты попал в компанию «Техинвест»?

            - У нас был проект, самый большой в «Научно-технической палате». Мы сделали продукт, но нам не хотели за него платить, недостаток опыта привел к слабой переговорной позиции. Мы решили сделать из этого продукта что-то самодостаточное, самостоятельное. Мы напоминали стартап в поисках инвестиций. Я пошел в «Техинвест». Тогда эта компания называлась Aventures. Познакомился с Сергеем Бойко, с Андреем Колодюком, с Зинченко, Коняхиным, другими ребятами. Сегодня – они лицо Уанета.

                        -  Довгополый там был?

                        - Он пришел позже.

            - Звездная команда! Все стали известными IT-ишниками Украины.

- Был момент, когда в одной комнате сидели Бойко, Кушнир (ныне директор «Люксофта»), Кармазинский («Люксофт»), Зинченко (Green Energy), я, Довгополый и еще несколько персонажей.

- И Колодюк к вам заходил… Как вам работалось? Столько интересных «личностей в одной банке».

- Для молодого специалиста нет ничего лучше. Когда вы начинаете свой трудовой путь, желательно увидеть крайности. Хуже всего оказаться в посредственной компании, где из года в год ничего не меняется. Там меня окружали очень яркие личности. Я это оценил и пытался понять пределы возможного.

- Я слышал много хороших отзывов о работе с Андреем Колодюком в 2005-2006 годах. Тебе было интересно с ним?

- Андрей, как я понимаю, был со-инвестором и директором Aventures, а Бойко, мой непосредственный руководитель, - партнером с долевым участием. Я больше работал с ним.

- До создания твоей первой самостоятельной компании ты был программистом, бизнес-девелоппером, поучаствовал в разработке программного обеспечения, в инвестиционных проектах. В какой сфере ты чувствовал себя комфортнее?

- Там, где мы программировали что-то новое, где я управлял командой. Где работал на результат, который глобально мог обратить на себя внимание.

 - Что двигает людьми, когда они, имея хорошее место работы и неплохой доход, начинают стремиться к открытию своего бизнеса?

            - Aventures платил мне зарплату, но сколько в те годы могли платить молодому специалисту? Зарплата не играла большую роль. Ее хватало на то, чтобы квартиру оплатить, и прекрасно. Тут дело в амбициях. Есть те, кто стремятся их реализовать, это психология.

- А предпринимательство – это качество врожденное или приобретенное? Что играет большую роль: гены или воспитание?

- Это трудный вопрос. Мне кажется, что воспитание.

- Создавая свое дело, ты встал перед выбором: попытаться создать венчурный фонд или сделать большую историю успеха – самостоятельную компанию.

- Да, в 2006 году я познакомился с Юрием Фрайманом, который изначально предложил мне стать менеджмент-директором фонда «Технобридж». До этого я три года работал в «Техинвесте» и имел некоторый опыт взаимодействия с украинскими предпринимателями и командами. Я убедил Юрия и его партнеров, что фонд создавать нецелесообразно, лучше  поставить на одну лошадь. Так я понимал специфику момента.

- Ты выбрал так называемую израильскую модель. Поясню для наших читателей: Егор с самого начала решил построить глобальную технологическую компанию. История Viewdle началась в 2006 году, правильно?

                        - Да, было начало июля, суббота.

                        - Ну, какая же израильская модель начинается в субботу J

            - Viewdle специализировался на распознавании лиц. Первоначальный фокус - видео, потом добавили фото, затем распознавание жестов. Сейчас телевизоры, Samsung и другие, управляются жестами. У нас была простая гипотеза. Мы сделали ставку на большую задачу, не имея конкретной бизнес-модели. Требующая решение проблема заключалась в следующем: количество видео растет экспоненциально, а количество метаданных на один час контента экспоненциально падает. Это катастрофа: ничего невозможно найти.  В Youtube вы искали «кошечки» - получали оголенные торсы. Набирали «оголенные торсы» - получали кошечек. Сейчас это трудно вспомнить, но так было. И проблема абсолютно очевидная: в отличии от текстов, в видео и в фотографиях никаких тэгов нет. Их должны добавлять люди или роботы. Создается такое количество видео, что никаких ручных тэгов не хватит. Никто не будет сидеть, тратить миллионы часов на то, чтобы описать эти видео. Поэтому мы поставили на автоматизацию, решили, что любая компания, которая будет обладать автоматизированным поиском  цифровой информации в сегменте видео или фото, рано или поздно будет иметь стоимость, value.

- Ваше предположение оправдалось. А как вы вышли на исследования и разработки, которые впоследствии стали основой технологии «Viewdle»?

- Михаил Шлезингер преподавал в университете, я проходил практику в его лаборатории. Из всех лабораторий за время учебы я провел там больше всего времени.

                        - Он знаком с твоим отцом?

                        - Нет. Шлезингер мне влепил тройку на зачете.

                        - А Билл Гейтс был отчислен из института.

            - Меня больше интересовали коммерческие перспективы того, что делает Михаил Иванович, а не формулы.

- Значит тройка была за дело. При этом у Шлезингера - ты должно быть лучший, любимый ученик: ты нашел коммерческое применение этой технологии.                                     Скажи, а при строительстве глобальной технологической компании насколько важно быстро попасть в Силиконовую долину?

- Я думаю, лучше туда попасть сразу. В глобальном технологическом бизнесе очень важно быть в высшем эшелоне: первый, второй -  или никакой.

                        - Ты поехал туда через несколько месяцев после создания Viewdle?

- Я понимал, как тяжело управлять разработчиками и решил, что у нас будет такая модель: мы должны что-то выпускать под какое-то событие. Дело в том, что event не зависит от вас. Если вы решили, что едете, и заплатили, то обратной дороги нет. Любой другой дедлайн (рубеж) в стартапе можно отменить или перенести. Как только стало известно, что мы едем на конференцию Silicon Valley Open Doors, которая, по-моему, была в октябре, стали готовить к показу первую версию. Никакой версии у нас не было, но мы все равно поехали, надували щеки. Ничего еще должным образом не работало. Но все равно, это было суперполезно, потому что мы начали получать обратную связь.

                        - Получили с рынка feed-back, интерес?

- Да, и технологический, и коммерческий. Стало понятно, насколько тяжело найти бизнес-модель для нашего решения. Мы попали в категорию ”solution looking for a problem”. И хотя глобальную ставку мы сделали правильно, - локально заработать на ней денег в краткосрочной перспективе было тяжело.

- Но у вас получилась не краткосрочная перспектива. Вы достаточно долго развивали компанию, и потом технологии к вам просто подтянулись. И этим новым технологиям потребовался ваш solution…

- Да, рынок прогрессировал, мы в этом участвовали. В какой-то момент он дозрел до того состояния, когда мы стали очень интересными и выплыли на гребень не только технологической волны, но и рыночной, коммерческой. Переломным моментом стала презентация Google.   Face recognition (распознавание изображений) в Picasa вызвал большой внимание. Не мы стали оббивать пороги, а нам начали звонить и спрашивать: «Ребята, как там называется эта новая фича в Picasa, face recognition? Вы же это делаете, правильно?»

- Если вернуться к той поездке в Америку, то она была своевременна, удачна и успешна; ты познакомился со многими людьми, и тебе за 225 тысяч долларов предложили сделать обрезание ?

- Бери больше - за полмиллиона. Поиском инвесторов занимался Юрий Фрайман. Я руководил командой, разработкой продукта. Один из ангелов-инвесторов, его зовут Джордж (фамилию опускаю), - очень уважаемый джентльмен из Нью-Йорка.

                        - С еврейскими корнями…

            - Один из лидеров еврейской общины в Нью-Йорке, состояние которого измеряется миллиардами. Джордж и его зять согласились стать ангелами-инвесторами, достали чековые книжки. Каждый выписал чек по 250 тысяч долларов. Я первый раз не в кино увидел чековую книжку. В моем сознании деньги выглядели как-то по-другому. Когда мы уже взяли чеки, Джордж, а ему где-то 60+,  сказал: «Егор, хочешь, мы тебе обрезание сделаем?» У него было абсолютно серьезное лицо.  Я  замялся: это шутка или нет, сказал, что мне нужно посоветоваться с мамой. Джордж рассмеялся. Конечно, это была шутка.

- Осенью 2012 года  Viewdle была приобретена компанией Google за 30-45 миллионов долларов. Сумма покупки не раскрывается, но в любом случае это пока самая большая сделка для IT компании с украинскими корнями. Зачем Google купил Viewdle? Александр Ольшанский, известный WEB-предприниматель и самый влиятельный человек Уанета, считает разработанную Viewdle технологию – прорывной и одной из тех, которые определят будущее.

- Face recognition – это прорыв, единственный способ идентифицировать человека без физического контакта с ним.

- Ольшанский считает, что в скором будущем, когда человек заходит в магазин, компьютер его сразу распознает. После чего выдаст о нем продавцу всю информацию.

- Всю ту, которую магазин может позволить себе купить. Это не фантастический сценарий. В каком-то виде это существует уже сейчас.

- Возможно, точно так же будут работать ключи автомобилей, замки квартир, здесь много разных вариантов.

- Автомобили, квартиры - позже, потому что за этим стоит физическая безопасность. Face recognition, вероятно, пока можно подделать. Но распознавание для бытовых целей будет широко применяться.

- В среде украинских венчурных предпринимателей считают, что для тебя сделка с Google была не совсем удачной. Причина – на ранних раундах инвестирования ты переоценил капитализацию компании и подписал условия, связанные с твоей начальной оценкой. Не хочешь ли в связи с этим дать какой-либо совет молодым предпринимателям?

- Надо детально разбираться в том, что значит контроль над компаний, в чем этот контроль выражается. Слово «контроль», когда вы говорите о каких-то конкретных вещах, перестает быть абстрактным. Есть голос на совете директоров, есть право вето, есть много других инструментов. Важно понимать, как и для чего предназначен каждый из них и как его правильно использовать.

- Читайте внимательно контракты? Если что-то не понимаете – спрашивайте у юристов, ваших инвестиционных советников?

- Да. Я не большой фанат юристов, но понимаю, насколько они могут помочь в толковании договоров, с юристами однозначно стоит поговорить.

                        - В любом случае, после сделки акций Viewdle у тебя не осталось?

            - После сделки акций Viewdle не осталось ни у кого, потому что Viewdle больше не существует.

- Точкой приложения своих талантов ты сделал компанию Zakaz.ua, которую создал в январе 2010 года задолго до продажи Viewdle. Готовил себе запасной аэродром, или просто увидел задачу, которую было бы интересно решить?

- Весной 2010 года я отошел от операционной деятельности Viewdle, остался в роли, которая называется fellow, и помогал компании, как мог, но не ходил в офис, не принимал участия в каждодневной работе.  Тогда и решил строить Zakaz.ua. Почему? Мне задают этот вопрос: Viewdle такая высокотехнологичная компания, она строит типа космические корабли, а тут вдруг Zakaz.ua!

-Задам его и я:  почему после технологической компании ты пошел в электронную коммерцию? Или ты считаешь Zakaz.ua, в первую очередь, технологической компанией?

- Так и есть, Zakaz.ua, - в первую очередь, технологическая компания.

- В чем главные технологические и нетехнологические компетенции Zakaz.ua?

- Отвечу словами Джеффа Безоса (Jeff Bezos), основателя Amazon: «Мы провели длительное исследование, огромный опрос общественного мнения и нашли покупателей, и нам стало понятно, что, в первую очередь, покупатели хотят, чтобы их заказы были доставлены».

                        - Отличный тезис. И?

            - Доставить заказ так, как вы хотите, именно то, что вы хотели, именно в тот момент, когда вы хотели. Когда у вас пять заказов – это просто, а при масштабировании - очень непросто.

- Идеология твоей компании – обеспечить пользователя удобной и быстрой возможностью по интернету выбрать из большого ассортимента супермаркета то, что ему нравится, заказать на дом и получить в тот же день?

                        - Правильно, и даже из нескольких супермаркетов.

                        - При этом цена берется та же, что покупатель заплатил бы в супермаркете?

                        - Да.

            - А действуют ли для твоих пользователей дисконтные карты супермаркетов, если они у них, у пользователей, есть?

- Пока нет. Но это скорей ограничение не исходящее из бизнес модели, а техническое. Для того, чтобы действовали карты, нужно осуществить сопряжение двух систем: супермаркета и нашей, а это не просто.

- Насколько сложно было убедить супермаркет в целесообразности сотрудничества с твоей компанией? У многих сетей к моменту старта Zakaz.ua уже были и свои сайты, и своя служба доставки. Конечно, они работали и продолжают работать так себе, но все-таки.

- Из тех, у кого была служба доставки, мы пока убедили только «Фуршет». С «Мегамаркетом» еще не удалось достичь взаимопонимания. В нашей модели мы не требуем слишком многого от ритейлера. Мы говорим простую вещь: люди будут покупать у вас. Мы абсолютно прозрачно говорим покупателям, кто за что отвечает. Товары – с полки. Мы отвечаем за сборку и за доставку. Мы - компания, которая занимается доставкой, занимается тем, чтобы снять с полки и привезти товар на дом. Наша задача – сделать так, чтобы хороший супермаркет мог предлагать свои продукты всему городу.  Мы как бы убираем тиранию пространства. Если вы согласились оплатить 30 гривен за доставку, то для вас все супермаркеты равны: и тот, который находится на Кольцевой дороге и тот, который на расстоянии 500 метров от вас. Расстояние уже не играет никакой роли. Вы действительно можете заказать что-то вкусненькое, что-то сезонное, даже если оно не так близко.

                        - Что является главным звеном Zakaz.ua: сайт, call-центр или служба доставки?

            - Можно было бы сказать, что есть главное звено, если его можно легко заменить. Мы не можем заменить ни контакт-центр, ни сайт, ни саму доставку.

- Насколько качество обработки и координации заказов является важнейшей составляющей твоего бизнеса? Оно у тебя выше, чем у супермаркетов?

- Безусловно, мы это делаем на порядок качественнее; мы этим занимаемся каждый день, огромные ресурсы сосредоточены на том, чтобы это хорошо работало. В каждом отдельно взятом супермаркете это «приоритет номер 15». Пока Интернет не делает те обороты, которые соизмеримы с 10-ю кассами в супермаркете. Но это только пока.

- Как в настоящее время строится политика привлечения клиентов в Zakaz.ua: поисковая оптимизация и контекстная реклама – это основные каналы?

- В процентном отношении нет. Но мы рассчитываем, что они станут основными. Сейчас много каналов как в офлайне, так и в онлайне, мы работаем вместе с сетями. Например, в «Новусе», если вы сделаете покупку больше, чем на 500 гривен, вам предложат промокод на первую доставку бесплатно. Это сделают кассиры «Новуса», а не мы. Мы работаем вместе в одной команде с супермаркетом, с ритейлером. А онлайн, безусловно, наша компетенция, применяем весь спектр возможностей. Пока в продвижении нет явного канала-чемпиона.

                        - Нет ли в планах создания мобильных приложений, или это еще рановато?

- В первую очередь, мы делаем приложение для планшетов. Во вторую очередь, добиваемся того, чтобы страница заказа выглядела хорошо на телефонах с небольшим экраном.

- Егор, как компания добивается того, что ассортимент, цены и т.д. актуальны на каждый момент времени?

- Очень тяжелым трудом. Это одна из основных технических проблем. Сети не на сто процентов знают, какой товар в каждый момент лежит на полке. Представьте: я подошел и забрал три последние баночки йогурта с полки, они до сих пор еще в моей корзине, - супермаркет никак не может об этом узнать. В этот момент наша сборщица подходит и пытается взять еще две баночки, которых нет. Поэтому у нас целый большой модуль в системе посвящен тому, что мы на основе статистики и на основе наших собственных данных прогнозируем наличие того или иного товара. Но сделать это надежно, на сто процентов, мы не можем, поэтому всегда оставляем резервный канал: сборщица звонит покупателю и согласовывает замену. Главный принцип: мы никогда не принимаем решение за покупателя. Если что-то в точности не соответствует позиции его заказа, сборщица всегда уточнит.

- Насколько важную роль играет колл-центр в бизнесе Zakaz.ua?

- У нас немного необычный контакт-центр. Во-первых, он выполняет также диспетчерскую функцию, ведет все логистические операции, как внутри зала, так и в городе. Роль контакт-центра огромна. Без него ничего бы не работало. Мы не часто принимаем заказы по телефону, но фактически в любом заказе есть один или несколько телефонных звонков.

                        - В любом заказе? Удивительная статистика.

            - Конечно, многих звонки раздражают, особенно новое поколение. Люди предпочитают звонку текстовое сообщение. Но любая здравомыслящая женщина понимает, что лучше десять секунд потратить на звонок, согласовать три замены и получить то, что хотела. Мы экономим потребителям уйму времени: вы не идете в супермаркет, не стоите в очередях, не выбираете, не катаете тележку, - все это делается за вас и освобождает ваши энергию и время.

- Предвидятся ли в Украине конкуренты по доставке продуктов на дом? Или вы технологически ушли вперед?

- Никто не может знать будущего. У нас могут появиться западные игроки, какая-то из сетей может решить, что ей это интересно, - мы не знаем. Мы только знаем, что любой компании без  опыта в этом бизнесе будет очень-очень тяжело.

- Онлайн и офлайн бизнесы – это разные компетенции. К сожалению, в онлайне это все понимают, а в офлайне очень немногие.

                        - Да.

                        - Как быстро растет рынок доставки продуктов из супермаркетов в Украине?

                        - Тяжело оценить, могу только сказать, что  Zakaz.ua растет на 200-300 % в год.

            - Хороший темп. В Украине, кроме IT-компаний, ни один сектор так быстро не растет. 

                        - Пока небольшие объемы.

- С учетом тренда я бы за объемы не волновался. Все уходит в сеть, может быть, горизонт проекта Zakaz.ua будет чуть длиннее, чем вы думали, но в коечном успехе я не сомневаюсь. Возвращается ли кто-то из твоих клиентов обратно к собственным службам доставки супермаркетов? Или такие случаи неизвестны?

- Собственная служба есть только  у «Фуршета». Там между нами обязанности разделены, и пока таких случаев не знаю.

- А вы не думали над тем, чтобы не самим доставлять продукты и брать за это деньги с сетей, а попробовать продать сетям в качестве франчайзинга вашу технологию и бизнес-процессинг, возможно и тренинги для персонала. При этом сети супермаркетов делали бы все сами, а вы получали бы оговоренные суммы? Да и ваш продукт тогда бы имел шанс стать глобальным?

- Мы, конечно, хотели бы осуществить такой сценарий. Проблема в том, что там прозвучала фраза «Тогда бы сети делали все сами», - и вот тут заключается проблема.

- Вот, что я имею в виду. Существует некая сеть супермаркетов. Она построила свою неэффективную, нетехнологичную службу доставки, которая плохо работает, и супермаркету приходится тратить на нее деньги. Вы говорите: «Вот технология, вот все компьютерные решения, вот тренинги, - у вас будет правильная, нормальная современно работающая система доставки». Когда ты не умеешь что-то делать,  - а супермаркеты по природе своей в основном не умеют делать онлайн-бизнес,  - то всегда, чем самому набивать шишки, легче пригласить аутсорсинг, заплатить правильные деньги и построить эффективную службу,.

- Наша модель к этому близка. Мы никогда не ставим свой бренд между покупателем и супермаркетом. Есть много покупателей в «Новусе», которые даже не знают о том, что Zakaz.ua доставляет их покупки. Покупатель встречает курьеров со словами: «Ага, это «Новус», проходите». Мы говорим: мы доставка и все, что с этим связано. Вы ретейлеры. Многие заказывают у ритейлера, а не у нас.

- А ваши технологии и бизнес-процессинг похожи на технологии и бизнес-процессинг глобального лидера этого сегмента – компании Tesco?

                        - Во многом похожи.

            - Вы будете расширяться в регионы и в Россию? Технологически и в части выверенности бизнес-процессов вы к этому уже готовы?

- С точки зрения бизнес-процессов, да. Мы расширяемся, мы готовы. У нас есть скорее вопросы организационного характера. Не организационно-финансового, а именно организационного.

- Российские города-миллионники - очень интересный target для вашей компании.

                        - Безусловно. Я вчера вернулся из России.

- Один наш общий знакомый сказал: «Я буду уверен, что у Zakaz.ua это получится, если Анчишкин сам туда поедет на несколько месяцев и будет лично строить филиал».

- Мне на какое-то время придется там десантироваться. Но Киев ни в коем случае не забуду.

                        - Каким ты видишь будущее сервисов доставки продуктов из супермаркетов?

- Недавно я рассказывал в Киево-Могилянской бизнес-школе, что сложно себе представить компанию, которая производит тысячу наименований чего-то, корпорацию а-ля Procter&Gamble. А десятки тысяч - вообще невозможно, поскольку каждый процесс производства уникален. Но представить компанию, которая транспортирует десятки, сотни, миллионы разных наименований, - несложно. Логистика универсальна. Мы находимся в мегатренде, который называется глобализация, он охватывает все  фазы. Одна из черепах, на которых держится глобализация, – это логистика. Я не исключаю, что очень скоро покупатели будут заказывать свои планшеты, телефоны, лэптопы, одежду напрямую у производителя; уже многие это делают сейчас. Практически все уже может приехать к вам на дом.

                        - Не с нашей таможней, не с нашей границей.

            - Да, остался только один барьер - протекционизм. Но если людям дать попробовать, то они потом будут бороться с протекционизмом, что сейчас происходит, например, в России. В России подняли беспошлинный ввоз до двух тысяч евро.

- В месяц. Люди пускаются на хитрости: выписывают заказ на 5 членов семьи. Это получается сразу десять тысяч евро, они могут заказать все, что хотят.

                        - Протекционизм, пошлины – это варварство, просто девятнадцатый век.

                        - А в России в твоем сегменте есть сильные игроки?

                        - «Утконос» в Москве.

                        - Согласен, сильный игрок. А в регионы он уже пошел?

                        - Нет.

            - Zakaz.ua планирует продавать что-то еще, кроме текущего ассортимента?

                        - Планирует.

                        - Комментировать пока не будешь?

            - Пока скажу так: абстрактно мы доставляем то, что сопровождается огромным доверием. Это то, что люди принимают внутрь и наносят на свое тело. Даже к одежде у большинства людей не такое отношение, как к продуктам питания и ухода за собой, например, к кремам.

                        - Будете размывать концепцию? Ты же знаешь, это не всегда приносит пользу…

                        - Модель мы, скорее всего, размывать не будем.

            - О финансах. Zakaz.ua вышел в зону безубыточности? Если не брать инвестиции, то есть то, что вы тратите на новые города, на открытие новых точек и так далее, вы «выходите в ноль»?

                        - Даже без инвестиций мы пока в минусе.

            - Александр Ольшанский (компания «Интернет Инвест») стал твоим бизнес-ангелом. Иметь такого акционера на борту – это плюс?

                        - Я считаю, огромный.

            - Я тоже так считаю. В IT-индустрии и венчурном бизнесе есть такое английское выражение – pivot. В прямом переводе это значит «разворот». На профессиональном сленге венчурного предпринимательства это значит, что тестируемая бизнес-модель требует  тотального пересмотра, изменения.       

Недавно основатель и глава технологической компании Jelastic Руслан Синицкий рассказал мне, что под влиянием хорошо знакомого тебе венчурного предпринимателя из России Сергея Белоусова Jelastic сделал такой разворот. Тебе пришлось также осуществить pivot? Почему и когда?

- Еще в 2010 году мы перешли от самовывоза к доставке. Начальный фокус был на самовывозе. Мы считали, что люди сами будут приезжать за собранными заказами. Думали, что главное – хорошо собрать, а дальше дело в шляпе. Тестирование гипотезы показало, что она была ошибочной. Мы открыли доставку, это серьезное изменение, это pivot.

- Ваше первоначальное название - Kabanchi. Кто это придумал, откуда оно взялось?

- Фраза «Kabanchi.com метнуться». Мы просто зарегистрировали Kabanchi.сom. Это было рабочее название, не хотели заниматься брендированием в самом начале. Потом стало понятно, что это прекрасное имя для гиков, но для массового потребителя.

- Zakaz.ua – это правильно, «в лоб», все понятно! Это название - чистый бриллиант, уже не требующий огранки :)

Цитата из Анчишкина: «Мощного притока нормальных здравых людей, желающих строить бизнес в Украине, не видно». Этот тезис актуален? В чем причина: в стране или в людях?

- Я не могу сейчас утверждать, что проверял приток или отток. Это всего лишь мои ощущения, и я вполне могу ошибаться. Мне кажется, что в смысле предпринимательства, бизнеса, над нами висит огромное негативное черное облако. Оно называется property rights. Права собственности. Еще Адам Смит (Adam Smith) писал, что три первые задачи правительства – это мирное состояние, посильные налоги и обеспечение правосудия. В то время было много войн. Мне кажется, с первым и вторым у нас все хорошо, сравнительно нормально …

                        - Нет, Мы занимаем первое место в мире по количеству налогов и сборов.

            - Это по версии Price Waterhouse. Можно поспорить. Они не знают правильных схем. Есть вещи настолько ущербные, что их нужно срочно исправлять. Если даже никто ни у кого ничего не забирал, но есть слух, что кто-то вне суда у кого-то что-то «отжал», забрал,  - это недопустимо, это убивает на корню стремление инвестировать, делать что-то новое. Никто не захочет брать на себя риски, если не будет уверен в праве собственности. Тогда нет смысла заниматься предпринимательством. Это нужно срочно исправлять. Сразу вслед за этим – судебную систему. Это первоочередные задачи.

- В каких сферах IT в ближайшие 2-3 года будет глобально наибольший спрос на различные технологические решения?

- Мир движется нелинейно, непредсказуемо.

- Облачные приложения? Там будет спрос на технологические решения? Мобильные сервисы?

- Мне кажется, что с облачными приложениями уже все о’кей. Я не ожидаю какой-либо прорывной технологии. Сети станут быстрее. все просто станет более доступно, как и мобильные приложения.

                        - А где видишь тектонические сдвиги?

                        - В медицине.

                        - А я - в образовании.

            - Они зарегулированы – это самая большая проблема, трудно ждать быстрых сдвигов. А в областях, где регуляция не рулит и которые еще не вышли на гребень волны… Я, понятное дело, про доставку - поэтому там и работаю. Есть другие секторы. Например, в коммуникациях. Тут и хард, и софт имеют значение.

- Да, в телекоммуникациях должно очень многое произойти. Скорость прохождения сигнала по Wi-Fi будет иметь решающее значение. Когда диск с современным фильмом, скажем, с 25-ю гигабайтами информации, можно будет закачать за две минуты.

- Это поможет всем облачным решениям, но кроме этого я ожидаю появление таких моделей, которые раньше вообще не были возможны. Например, качественный осмотр у врача. Каждый раз, когда происходит прорыв в коммуникациях между людьми, сразу несколько больших областей жизни подвергаются глобализации. Мы в прошлом не не слушали образовательный курс на Coursera, в Стэндфордском университете. Как только это стало возможным, - стремительное развитие. Это многих пугает. Все больше и больше профессий находятся в глобальной конкуренции. Я могу сейчас получить консультацию у врача, который живет в Британии, или в США, или в Израиле. Мне кажется, тут есть много бизнес-моделей.

- Раз ты заговорил об образовании. Знаешь ли после ипотеки какие долги у граждан США  на втором месте?

                        - Наверное, за образование.

            - Да. Они больше, чем долги по кредитным картам и долги за покупку автомобилей вместе взятые. Понятно, что рынок с таким потенциалом будет находиться в фокусе венчурных и IT-предпринимателей.

                        - Конечно.

            - Цитата из хорошо знакомого тебе Сергея Белоусова: «Неважно, сколько лет вы являетесь членом команды, если вы перестали активно контрибьютить, вас нужно зареплейсить». Белоусов прав?

- Я не знаю, что Сергей подразумевает под словом «зареплейсить». Я видел, как это работает в «волчьем» капиталистическом варианте; в американском корпоративном праве это всегда сопровождается исками, судебными разбирательствами и так далее. У меня нет однозначного ответа. Те, кто не работают, не могут претендовать на высокие оценки своего труда.

- Сегодня ты вспомнил мирового лидера электронной коммерции, основателя Amazon Джеффа Безоса (Jeff Bezos). Согласен ли ты с его высказыванием: «Все только начинается»?

                        - На все сто процентов.

comments powered by Disqus