Радио-подкасты

Роман Прокофьев, Jooble, специализированный поисковик вакансий

2604 просмотров версия для печати

  

Родился в Херсоне в 1985 году. Закончил Киевский политехнический институт. На первом курсе начал  работать программистом в компании Terrasoft. Через полгода основал свою компанию Teamsoft, которая занималась разработкой HRM систем (управление персоналом) для фармацевтического бизнеса и стала в своем сегменте абсолютным лидером в Украине. Спустя 5 лет Teamsoft, в которой уже работало 32 человека, а годовой оборот составлял более $1М,  была продана стратегическому инвестору. С 2008 года Прокофьев управляет компанией Jooble – сервисом по поиску вакансий.

 

ООО «Джубл» основано в 2006 году и представлено в Украине сервисом jooble.com.ua. Ресурс агрегирует предложения о вакансиях с сайтов по трудоустройству, досок объявлений, сайтов компаний и предоставляет пользователю доступ к ним через единый интерфейс. В данный момент Jooble работает в 56 странах, а его дневная аудитория составляет около 1 млн. пользователей.

 

 

Евгений Ленг: Роман, тебе и твоему партнеру Евгению Собакареву по 28 лет?

 

Роман Прокофьев: Да.

 

- Ваши с Евгением успехи вызывают уважение. За шесть лет созданная вами компания превратилась в бизнес, который, по оценке экспертов, стоит десятки миллионов долларов. И это сделали два молодых парня из Херсона, которым еще не исполнилось и 30-ти?

 

- Да.

 

- Вы с Евгением окончили Физико-математический лицей в Херсоне, и еще в школе начали «собирать» призы различных олимпиад и конкурсов по математике, физике и информатике. Не помнишь, сколько у вас на двоих наград?

 

- На двоих точно больше двадцати дипломов. Это информатика, физика, математика, все точные науки. Областные, республиканские олимпиады, Малая академия наук, Соросовские олимпиады. Молодость была богата на дипломы.

 

            - Каким из них ты особенно гордишься?

 

- Каждое соревнование было по-своему интересным.

 

- Ты начал работать еще студентом, а свою первую компанию создал в 19 лет?

 

- Да, я был студентом Киевского политехнического института. В конце первого курса устроился программистом на полный рабочий день, благо знания позволяли. В конце второго курса уже основал свое дело - разработчика программного обеспечения для фармацевтических компаний.

 

- Ты почти не занимался заказным программированием, а когда основал собственную компанию – не задумываясь, выбрал именно работу по созданию собственного продукта. Почему?

 

- Я занимался программированием. Первый продукт для компании писал самостоятельно, это была моя разработка. В ней применил определенные инновации, которых на тот момент еще не было в Украине. Именно благодаря им компания стала успешной и до сих пор занимает значимую долю рынка.

 

- В чем разница между работой в софтверной и продуктовой компаниях?

 

- Наверное, правильно спрашивать, в чем разница между аутсорсинговой  и продуктовой компанией. Таков вопрос?

 

- Да, давай сформулируем его так.

 

- Я работал только в продуктовой компании, никогда не работал в аутсорсинге. Наверное, мои выкладки - теоретические. В продуктовой компании ты делаешь не просто очередной проект, ты вкладываешь в свой продукт душу, как бы банально это не звучало.  Аутсорсинг, пусть простят меня аутсорсинговые компании, это больше завод, только за станками не рабочие, а программисты, которые выдают тонны кода. Если специалист хочет развиваться в русле новых технологий, быть всегда на волне it, я считаю, что аутсорсинговая компания значительно лучше. Там разные проекты, разные технологии, повышать свой уровень проще и удобнее.

Продуктовая компания, как правило, всегда сильно привязана к тем технологиям, на которых она работает. Изменение этих технологий происходит не так часто. Но если программист хочет развиваться в бизнесе и быть  предпринимателем, то продуктовая компания научит понимать как строчки кода превращать в финансовые потоки, в cash-flow. Все зависит от того, что человек хочет, кем он себя видит в будущем: it-специалистом или it-предпринимателем. 

 

- Основанная тобой компания Teamsoft разрабатывала и внедряла  продукт для фармацевтических компаний, который позволял им эффективно  управлять штатом  представителей в разных областях Украины и в других странах? Эта компания в то время стала лидером в своем сегменте?

 

- Да. В 2009 году я продал эту компанию. Она до сих пор работает, и по количеству внедренных лицензий  – абсолютный лидер (по разным оценкам, около 65 процентов медицинских представителей, которые в Украине пользуются автоматизированным софтом, работают на продукте Teamsoft).

 

- К моменту продажи ты уже был связан с Jooble?

 

- Да, я выступил ангельским инвестором этого проекта. Операционно я присоединился к команде спустя два года после инвестиции.

 

- Ты был единоличным собственником компании Teamsoft?

 

- Нет, был еще один партнер, портфельный.

 

- Первый exit   в 24 года – это круто. Поясню для наших читателей, что exit – это термин, обозначающий продажу бизнеса, который ты создавал. К этому моменту у компании уже был оборот свыше одного миллиона долларов и штат в 32 человека?

 

- Да, верно.

 

- Раскроешь сумму сделки?

 

- Подписанное соглашение не позволяет этого делать. NDA ( Non-disclosure agreement). Но это была адекватная оценка.

 

- Поясню для читателей, что, как правило, такие компании продаются за сумму, эквивалентную ее годовому обороту.

Вы начали работать совместно с Евгением Собакаревым в 2008 году? Что послужило для этого отправной точкой?

 

- Мы с Евгением знакомы очень давно, а с 9 класса учились вместе. Мы всегда обменивались идеями по проектам. В обсуждении очередного проекта родилась идея создания поисковика вакансий и резюме.

 

- Расскажи нам немного о Евгении, его карьере, о том, как он пришел в Jooble.

 

- Евгений начал свою работу с аутсорсинговой компании и очень быстро вырос как it-специалист. Это была компания Innovative Marketing, сейчас ее уже нет. В определенный момент он четко и сознательно сделал для себя выбор, что хочет быть не it-специалистом, а it-предпринимателем. Он резко изменил профиль деятельности, стал внедренцем электронного документооборота. Потом занимался внедрением Microsoft Dynamic CRM, познакомился с бизнесом уже близко. И затем создал  Jooble. Это суперспециалист, очень сильный, он единственный из Украины участвовал в международной олимпиаде по информатике.

 

- Евгений занимался разработкой информационных систем для рекрутинговых компаний, а ты – системами управления кадрами для фармацевтики. Другими словами, и Евгений, и ты имели определенные знания в области рекрутинга и кадров?

 

- Да, были определенные знания, но как оказалось, для интернет-бизнеса это было не так важно.

 

- Кому пришла в голову идея, которая легла в основу компании Jooble? Как это произошло?

 

- Идея, как всегда, синергетическая. Что-то принес Евгений, что-то я. Евгений предложил делать поисковик по новостям. Я слабо понимал, как можно на этом заработать, и зачем вообще делать поисковик новостей. В то же время у меня была проблема. Это был 2006 год, я сам себе подбирал сотрудников. Это была ужасная головная боль: плохие фильтры, много дублирующихся резюме на сайтах. Я сказал: «Не знаю, зачем делать поисковик по новостям, но зачем делать поисковик по резюме – я знаю».  Мне надоело тратить свое время. Я тратил по четыре часа, чтобы найти несколько достойных резюме. Я предложил: «Давай сделаем поисковик резюме». Поисковик вакансий сделали уже по наитию. Потом оказалось, что основные наши деньги, основная бизнес-модель лежит в агрегации предложений о трудоустройстве, а не резюме соискателей.

 

- Это классика жанра. Компания началась с того, что Роман увидел несовершенство, которое хотел устранить. При этом он представлял, как сможет это сделать. Так родились многие великие компании. Например, Google возник тогда, когда Сергей Брин (Sergey Brin) и Ларри Пейдж (Larry Page) осознали, что недовольны работой поисковых систем. Или когда Марк Цукерберг осознал, что его не устраивает локальная сеть Гарварда.

Какая идея стала основой идеологии компании  Jooble?

 

- Мы делали все, как для себя. Так, как бы мы хотели, чтобы это работало для нас.

 

- Мне кажется, что в основе - идея о том, что универсальные поисковые системы будут развиваться в сторону специализированных. Вы нашли интересную нишу для развития поисковика.

 

- Спустя время, когда мы повзрослели, и поумнели, можно говорить и такие умные слова. Но на тот момент мы не знали и не думали об этом. Ты правильно сказал. Мы делали продукт, который бы удовлетворил нас, наши собственные потребности. А потом уже начали думать о нишах, вертикалях, различном позиционировании и так далее.

 

- Это тоже классика жанра. Как ты думаешь, в чем основная компетенция компании Jooble?

 

- Их несколько. Во-первых, это it-компетенция. Наш сервис работает в 56 странах. Внутри компании мы владеем более чем двадцатью разными языками. Это поисковые индексы, морфология, которая очень непростая, особенно иероглифических языков (Япония, Тайвань). Это маркетинговая компетенция. У нас единственный офис в Украине, тем не менее, более 80 процентов нашей аудитории – это не СНГ (я даже не говорю об Украине ): это Польша, Бразилия, Испания, Франция, Германия. Мы привлекаем нашу аудиторию, физически находясь в Киеве. Наверное, it и маркетинг – это наши самые core-компетенции.

 

- Развитие поисковиков в сети пойдет по пути появления новых узко специализированных инструментов поиска?

 

- Любой бизнес идет по пути сегментации. Возьмем автомобильную отрасль. В 1920 году было несколько сотен серийных моделей. Спустя менее, чем сто лет, серийных моделей уже около 20 тысяч. Появились быстрые машины, большие, маленькие, такие, сякие, хотя раньше была идея, что машина  переезжает из точки А в точку Б. Точно так же, когда появился Google, он говорил: вот поиск для всего, мы можем найти все. Сейчас происходит сегментация. Эл Райс (Al Ries) придумал такое понятие - дивергенция. Google распадается на много разных поисковиков: по туристическим услугам, по работе, по автомобилям, по товарам. В США это уже идет полным ходом. До нас все это еще докатывается, но будет много поисковиков, которые решают свою узкую задачу, но делают это лучше всех.

 

- Твой прогноз: сколько в нынешнем десятилетии появится популярных специализированных поисковиков?

 

- Есть около 6 ниш, в которых, уже сейчас очевидно, появится агрегация. В каждой нише, может быть, максимум два-три сильных значимых поисковика. То есть, около двадцати поисковиков.

 

- Какие ниши будут приоритетными?

 

- Трудоустройство, автомобили, недвижимость, отпуск (туристические путевки), товары (тоже уже занятая ниша).  Уже есть и поисковики купонов, как бы эту нишу ни критиковали.

 

- Я думаю, будет еще и специализированный поисковик в здравоохранении.

 

- Везде, где есть информация одинакового класса, ее можно агрегировать. Это может быть поисковик услуг.

 

- Госуслуг, кстати, тоже.

 

- Чем больше будет денег в этих рынках, тем быстрее там кто-то появится.

 

- Когда в 2008 году вы с Евгением начали создавать Jooble, у вас было понимание, что такое интернет-компания и в чем ее отличие от it-компании?

 

- Нет, мы с партнером пришли из В2В, то есть сектора больших контрактов c классическим циклом длинных продаж крупным клиентам. Про интернет мы знали только то, что он есть. Этим наша компетенция ограничивалась. Пришлось потратить определенное время для того, чтобы разобраться, как что работает. Но в интернет-бизнесе ключевое слово все-таки «бизнес», а не «интернет».  Бизнес всегда остается бизнесом. Законы офлайнового бизнесе те же, что и в интернете. Вам нужно найти ценность (value), которую вы можете дать клиенту, и за которую он готов заплатить.

 

- Сколько ушло времени, чтобы разобраться? Пару лет?

 

- Да, два года мы честно тратили свои деньги на самообразование.

 

- Хорошая формулировка. Бурный рост компании начался в 2010 году? Кризис помог?

 

- Да, бурный рост начался в 2010-ом. Кризис помог тем, что показал: только в Украине, больших денег не заработать. У нас был простой выбор: либо мы остаемся здесь  и умираем, либо мы делаем марш-бросок, чтобы завоевать другие рынки. В первую очередь, пошли на русскоязычные рынки, так как они понятны по языку, по менталитету.  Потом начали с Восточной Европы расширяться на Западную и дальше захватывать все больше и больше рынков. Недавно кто-то написал мне в Twitter, что украинским предпринимателям надо запретить делать локальные компании. Для интернета - очень справедливое утверждение. Там, где у вас нет заводов и физической привязки, делать что-то, ориентируясь только на локальный рынок, –  преступление перед самим собой.

 

- Во время кризиса увидел ли ты, что у тех, кто искал работу и тех, кто работу предлагал, поменялись приоритеты?

 

- Да, увидел. Поскольку я в предпринимательстве с 2003 года, прекрасно ощущал на себе, насколько бывает легче или сложнее находить персонал. В 2006 или 2007 годы, когда был быстрый рост экономики, нужно было не то, чтобы уговаривать соискателя, а практически предлагать руку и сердце. В 2008 году достаточно было опубликовать одну вакансию – и ты получал сорок отличных резюме. Произошло кардинальное изменение. Ранок выровнялся. Хорошие ребята получили хорошие позиции.

 

- Кто для вас важнее – работодатели или соискатели?

 

- В первую очередь мы делаем сервис для соискателей. Если будут соискатели, мы найдем клиентов и построим финансовые потоки. Соискатели – это наша базовая главная ценность. Акцент на соискателях.

 

- Как компания Jooble зарабатывает деньги.

 

- По-разному. Наши клиенты – это интернет-компании, сайты трудоустройств, которые привлекают аудиторию на свои вакансии. Есть клиент-работодатель, который приходит на сайт по трудоустройству, платит N долларов, говорит: «Вот моя вакансия». И взамен за эти N долларов сайт по трудоустройству берет на себя моральное обязательство привлечь на эту вакансию качественных соискателей. Из этих N долларов сайт по трудоустройству какую-то часть инвестирует на привлечение соискателей, чтобы оправдать затраты своего клиента на публикацию вакансии. Сайт по трудоустройству платит нам. Мы выше ранжируем его вакансию в результатах поиска, а он получает качественных соискателей и отправляет их резюме компании-работодателю. В итоге все счастливы.

 

- Чем привлекателен Jooble для соискателя?

 

- У нас очень простое преимущество. Так как мы поисковик, мы предоставляем доступ ко всем вакансиям на территории всех стран, где мы работаем. На нашем сайте есть доступ к 99 процентам вакансий. Это как зайти в супермаркет, в котором есть все.

 

- Правильно ли я понимаю, что если мы введем в поисковик, например «слесарь, Луганск», то получим информацию обо всех слесарях, о всех вакансиях, которые только есть, и не только в Луганске?

 

- Совершенно верно.

 

- Дальше мы переходим по ссылке на какой-то портал, на один сайт, на другой, сравниваем и принимаем решения?

 

- Мы даем соискателю самый большой выбор вакансий.

 

- Вы стали возмещать операционные затраты уже после полугода работы. А через сколько лет после создания Jooble вышли в прибыль?

 

- Нам понадобилось два года. Полгода мы были убыточными, еще полтора года мы были в операционном нуле. Мы зарабатывали деньги, но на развитие не оставалось ничего. А уже спустя два года мы начали зарабатывать первую прибыль.

 

- Заработки складывались из платежей кадровых агентств и рекламы?

 

- Верно.

 

- В каком году вы начали брать с них деньги? Трудно было договориться с первыми клиентами? Насколько им выгодна работа с вами?

 

- Поскольку, как я говорил раньше, у нас не было опыта в интернет-бизнесе, мы некоторых вещей не понимали. Мы не стали брать с них деньги, они нам сами предложили, и делали это очень настойчиво. У нас не было такой услуги, пока первый клиент не пришел и не сказал: «А давайте я вам заплачу денег». Мы подумали, какой-то сумасшедший попался, отказываться неудобно, нужно взять.

 

- Модель монетизации возникла неожиданно?

 

- Модель монетизации придумали наши клиенты, не мы. Когда пришел второй клиент и сказал: «Давайте я заплачу деньги», - мы подумали: «Два сумасшедших – это еще не рынок». Но когда пришел третий, мы поняли, что, наверное, надо что-то делать.

 

- Какие порталы поиска работы являются наиболее влиятельными в Украине?

 

- Поскольку все порталы в Украине – это наши клиенты, мне некорректно это обсуждать. По объему трафика самые большие порталы – это Work.ua, Rabota.ua и Job.ukr.net.

 

- А в России?

 

- В России самые большие – это Headhunter.ru, Superjob.ru и Job.ru.

 

- В России ведущее место в ваших доходах занимает Head Hunter, но почему-то нет Superjob.ru.  Head Hunter настоял на эксклюзивности?

 

- Нет, Superjob.ru есть, это старая информация. Все топовые порталы, как в Украине, так и в России, являются нашими клиентами.

 

            - Скольким людям за время существования компании вы помогли найти новое место в жизни?

 

- Это сотни тысяч.

 

- Приятно это осознавать?

 

- Приятно.

 

- А как бы ты охарактеризовал рынок труда на постсоветском  пространстве с точки зрения той статистики, которую вы накопили? 

 

- Мне сложно говорить о рынке труда в целом. Могу сказать, что в сравнении с другими рынками, особенно  Западной Европы, компании-работодатели тратят очень мало денег на привлечение специалистов, на маркетинг своих компаний в глазах соискателей. В Западной Европе, в Америке люди часто ищут работу не просто по специальности, они хотят работать в конкретных компаниях. В Украине, в России мало таких сильных брендов. Несравнимые цифры. В Украине на брэндинг и привлечение соискателей компании тратят в двести раз меньше, чем в Германии В двести (!) раз при сравнимом количестве трудоспособного населения.

 

- Какие основные дисбалансы на рынке труда Украины видны с позиции Jooble?

 

- Есть классический дисбаланс, о котором только ленивый не говорит, - невероятный перегрев it-специальностей. В Украину пришли большие аутсорсинговые компании, которые экспортируют мозги из Украины в более богатые страны. Из-за этого сильный дисбаланс в оплате труда и в квалификации. Такие компании готовы брать всех и побольше, но качество сильно страдает. Из-за этого продуктовым компаниям нелегко набирать персонал. В Украине, благодаря быстрому росту проникновения интернета, даже рабочие специальности уже появляются в Сети: водители, няни, слесари  - реальные люди, которые смотрят вакансии в интернете.

 

- Этот тренд уже не остановить. Он начался и будет продолжаться все динамичнее.

Кто твои конкуренты на постсоветском пространстве – «Яндекс.Работа»?

 

- Для того, чтобы быть лучшими, мы себя меряем только с лучшими. Мы не рассматриваем «Яндекс.Работа» как конкурента, потому что для них этот продукт - не главный. Была возможность – они это сделали, как дополнительный инструмент системы. В СНГ у нас конкурентов нет.

 

- Считаете, что на постсоветском пространстве вам равных нет?

 

- Считаем, что мы победили.

 

- Первый рынок за пределами СНГ, на который вы вышли, - это Польша?

 

- Да, это Польша. Мы вышли в 2010 году и в январе 2013 года стали первыми. Нам понадобилось два с половиной года.

 

- В других странах надо тратить больше денег на привлечение на сайт одного посетителя?

 

- Верно. В Украине и, например, в Швеции большая разница в маркетинге. Один пользователь в Швеции обходится в 40 раз дороже, чем  стоит в Украине. Но есть и большой плюс: денег он приносит тоже в 40 раз больше. Если вы выходите на другие рынки, нужно понимать, что там ставки выше. Если ваша бизнес-модель работает в Украине, то есть шанс, что она сможет заработать и в других странах.  Но если она не работает в Украине, то очень мало шансов, что она заработает в другом месте. Чем популярнее язык, на котором разговаривает страна, тем в моем секторе выше конкуренция. Очевидно, что самая большая конкуренция – это англоязычные страны. Английский знают много людей, многие таргетируют эти рынки. Чем менее популярен язык, например, венгерский, польский, тем легче там завоевать лидерство, потому что меньше конкуренция.

 

- В чем выше преимущество перед локальными поисковиками, созданными местными компаниями. Вы технически оснащеннее, у вас экспертиза, алгоритмы и коды лучше?

 

- Глобализация идет полным ходом. Когда вы работаете в 50 странах, у вас есть возможность экспериментировать и получать экспертизу в 50 странах.  В нашем  секторе нет ни одного локального игрока, который смог бы удержаться после прихода, таких компаний, как мы. У нас в 50 раз больше возможностей для экспериментов, в 50 раз больше денег для того, чтобы стать лидером какой-то страны.

 

- Напомню читателям, о том, что Jooble сейчас работает в 56-и странах мира.

Выход на рынок какой страны запомнился тебе особо?

 

- Польский ранок, наверное, потому что он был самым сложным. До этого мы знали только русский язык, у нас были Украина, Россия, Казахстан, Белоруссия. А тут совсем другой язык, который мы не знаем. Где найти критику? Кто из программистов поймет? Это уже юникоды. Запуск был сложным, но оказался очень успешным. Мы быстро, буквально за год, добрались до второго места. Плюс нам понадобилось еще полтора года, чтобы выбить лидера. Первый ребенок – самый запоминающийся.

 

- В Польше еще к тому же и не последние в мире программисты. Например, основатель компании Senturia Иван Ковпак приобрел компанию, которая пишет ему коды, именно в Польше. У вас там была серьезная конкуренция.

А какие еще регионы в планах?

 

- Большие надежды мы связываем с азиатским рынком. Это, в первую очередь, иероглифические рынки Японии и Тайваня, Таиланд. Они сложные и закрытые для всех. Туда заходить нелегко. Языки другие, многие технологии, которые мы применяем для русского, польского, славянских языков и так далее, там не работают.

Например, японский язык не имеет разделителей между словами. У вас есть 50 иероглифов, и когда вы смотрите на них, мозг японца легко понимает и отделяет, где какие слова есть: вот эти три иероглифа - одно слово, а вот теперь оно закончилось, и началось другое слово. А для машины – это 50 символов, и понять, где какое слово, и где его конец, что нужно для индексации и обеспечения релевантности, - это не тривиальная задача. У нас есть в штате специалисты по этим языкам, которые помогают выйти на азиатские рынки.

 

- А есть ли еще какие-то страновые и регуляторные особенности, которые мешали Jooble в этом марше за границу?

 

- Например, в Бразилии за все платит соискатель. Если вы хотите отправить резюме работодателю, – вы должны за это заплатить. Для Украины это звучит дико. Почему я, соискатель, должен платить только за то, чтобы откликнуться на вакансию компании?

 

- А не дико ли, что в Украине, например, за приобретение недвижимости платит и покупатель, и продавец? Во всем мире услуги агента по недвижимости оплачивает только продавец.

 

- Да, есть рыночные особенности. В Турции, например, сайты трудоустройств обязали покупать лицензии. Причем сумма настолько существенная, что буквально за месяц процентов девяносто сайтов просто исчезло с рынка.

 

- Мировой рынок поиска работы превышает сегодня 1,5 миллиарда долларов?

 

- Есть много разных рынков. Если говорить об онлайн-рынке, то есть, о деньгах, которые тратят компании в интернете на привлечение соискателей, то это больше 10 миллиардов долларов. Только один рынок в Германии - 1,2 миллиарда евро.

 

- Рынок растет на 10 – 15 процентов в год?

 

- Нелегко говорить об общей тенденции, потому что от страны к стране она меняется. Приблизительно, да, где-то плюс-минус 10-15 процентов. За счет того, что растет проникновение интернета в мире. Из-за этого все больше и больше бюджетов на привлечение перетекают из офлайна в онлайн. Это, наверное, общемировая тенденция во всех сферах, включая трудоустройство.

 

- Конечно, все перетекает из офлайна в онлайн. То есть ты находишься в нужное время в нужном месте?

 

- На волне.

 

- Для сравнения, рынок поиска работы в Украине находится на уровне 6 миллионов долларов, а России – 120-ти миллионов долларов в год. Правильно?

 

- Да, верно.

 

- Сколько у Jooble сейчас посетителей ежедневно?

 

- В рабочие дни – под миллион посетителей в день.

 

- Когда вы уверенно перейдете ежедневную отметку в один миллион и  закрепитесь на ней?

 

- Надеемся, что осенью 2013 года. Поиск работы – сезонная веешь. Пики происходят после новогодних праздников, -  новый год, люди хотят поменять что-то в жизни. После летних праздников, после отпусков многие тоже хотят что-то поменять. Бывает и осенний подъем, когда люди возвращаются из отпусков, начинают искать работу.

 

- В среднем один человек за свою трудовую карьеру меняет работу 10-15 раз?

 

- По многим исследованиям, от 10 до 15 раз. Это исследование по «белым воротничкам», офисным сотрудникам. От профессии к профессии есть разница.

 

- Ты не задумывался, сколько раз ты сам уже сменил место работы?

 

- Я всего один раз в жизни был наемным работником.

 

- Управление компанией – это тоже работа. Ты же не только акционер, ты еще и управляющий.

 

- Тогда три раза.

 

- У тебя еще многое впереди.

Рынок Украины достаточно маленький, около 5-6 миллионов долларов. Какую часть своих доходов Jooble зарабатывает в Украине?

 

- Несколько процентов.

 

- То есть, несущественную?

 

- Да.

 

- Jooble сейчас занимает третье место в мире среди специализированных поисковиков работы?

 

- Да.

 

- Какая примерно капитализация у твоих глобальных конкурентов на примере Indeed и Jobrapido.

 

- Indeed сделали exit, и это уже достоверные данные. Их купил стратегический инвестор в апреле 2013 года. Сумма сделки составила миллиард долларов.  Jobrapido еще в прошлом году сделали выход. Сумма сделки составила 80 миллионов долларов. Цифры привожу из расчета  ста процентов стоимости компаний.

 

- Цитата Алексея Захарова, основателя компании Superjob.ru: «Кто хочет делать бизнес в интернете, знайте, это правильный выбор. Если 10 тысяч часов чем-то заниматься, то обязательно получится свой Superjob или «ВКонтакте». Не сомневайтесь». Поддерживаешь?

 

- Это относится к любой сфере деятельности. Если заниматься чем-то 10 тысяч часов, то что-то получится.

 

- Чем отличается офлайн бизнес от онлайна?

 

- Ничем. В первую очередь, это тоже бизнес. В онлайне просто больше цифр, с которыми нужно значительно аккуратнее работать. И там, и там это бизнес, но в офлайне есть очень большая инерционность. Последствия принятия неправильных  или правильных решений наступают не сразу, растянуты во времени. В онлайне по-другому: если ты ошибся, то очень быстро это чувствуешь. Поэтому в онлайн-бизнесе все решения должны быть очень взвешены и обоснованы фактами, а не интуицией.

 

- Для украинских веб-предпринимателей это существенно еще и потому, что в офлайн бизнесе в Украине присутствуют много страновых рисков.

 

- К сожалению, и в онлайн-бизнесе в Украине страновые риски никуда не деваются.

 

- Какова динамика ежегодного развития Jooble?

 

- Последние три года мы прирастали на триста процентов в доходах и на двести по пользователям.

 

- Что еще хотелось бы сделать Jooble?

 

- Главная наша ценность для пользователей – это качество вакансий, которые мы представляем. Я хочу, чтобы любой зашедший на сайт, даже если он хочет найти работу клоуном в итальянском цирке на полставки, смог бы это сделать. Чтобы мы могли показать ему такую вакансию, если она существует. У меня простая идея – сделать нашу компанию «Гуглом» в сегменте трудоустройства.

 

- Клоун в итальянском цирке – интересный пример. А как насчет лилипута в бродячем цирке в Румынии?

 

- Я даже не знал таких слов, какие, оказывается, существуют профессии. Например, валяльщик куриц пятого разряда, который может «завалять» курицу за 14 секунд. Это не шутка. Или, там, косметолог для космонавтов. В мире есть много интересных профессий, о которых большинство людей не имеют представления.

 

- В твоей профессии ты тоже каждый день узнаешь все больше и больше интересного, приобретаешь новые компетенции?

 

- Это бизнес. В любом бизнесе, если хочешь расти и развиваться, будешь постоянно узнавать что-то новое и стараться найти применение этим знаниям.

 

 

comments powered by Disqus