Радио-подкасты

Эвелин Бучацкий, венчурный предприниматель

1746 просмотров версия для печати

Эвелин Бучацкий родилась в Бразилии, в 18 лет переехала учиться в Соединенные Штаты. Получила степень бакалавра по специальности «Наука и химическая инженерия» в Калифорнийском университете в Berkley, диплом магистра инженерии в Государственном Нью-Йоркском университете в Буффало и executive MBA в школе INSEAD.    В прошлом - CEO ведущей в Украине медиакомпании «Экономика», которая запустила несколько известных новостных и информационных веб-порталов. В их числе - delo.ua, наиболее цитируемый бизнес-портал Украины. До этого Эвелин была CEO high-tech стартапа APCT, победителя второго ежегодного конкурса Silicon Valley Open Doors в 2006 году. В настоящее       время является управляющим партнером стартап-акселератора EastLabs. Замужем. Воспитывает двоих детей,  увлекается спортом, особенно бегом на длинные дистанции.  Живет и работает в Киеве.

             Eastlabs (ООО «Истлабс») основано в январе 2012 года. Представляет собой стартап- акселератор, который инвестирует в интернет-проекты на начальном раунде. Размер  инвестиций составляет $ 20 000, период пребывания в акселераторе - 4 месяца. На осень- 2013  проинвестировано 13 команд.

             Евгений Ленг: Каково это – родится в Бразилии, учиться в США и во Франции, работать много лет на ведущую американскую компанию – и, как венец карьеры, заниматься украинской молодежью?

 

            Эвелин Бучацкий: Это отлично! Это happy end!

 

            - Когда ты выходила замуж за родившегося в Одессе Игоря Бучацкого, понимала, что есть риск переехать на родину супруга?

 

            - Конечно, в международной семье должно быть понимание и готовность к нескольким сценариям.

 

            - У тебя много компетенций в различных бизнесах. Это и инжиниринг, и технологии переработки природного газа, и издательский бизнес. Почему все-таки в итоге твой выбор – цифровое пространство?

 

            - Все, кто когда-либо были связаны со стартапами, цифровым бизнесом, остаются в нем навсегда. Когда я приехала в Украину, работала генеральным директором одного из стартапов в сфере энергетики, не цифрового, но стартапа. Мне это было очень интересно. Я хотела вернуться к работе со стартап-компаниями, постоянно думала об этом. Придумала концепцию – инкубатор, мы создали East Labs.

 

            - А во время учебы в INSEAD ты больше времени проводила в Сингапуре или в Фонтенбло?

 

            - В Фонтенбло. Два раза мы были в Сингапуре. Там большой кампус, продвинутый, много профессоров.

 

            - Среди наших коллег ту же престижную школу окончил руководитель фонда AVentures Capital, известный всем айтишникам Евгений Сысоев. Знаешь об этом факте из его биографии?

 

            - Конечно, мы с ним познакомились через страничку выпускников и организовали несколько встреч в Киеве для  INSEAD alumni.

 

            - Когда ты начала руководить первым стартапом, в Украине, наверное, не только еще не было экосистемы, но и само слово «стартап» мало кто знал? 

 

            - Кроме активности Дениса Довгополого и еще пары человек не было практически ничего. Сегодняшний день – это совершенно другой мир.

 

            - Тот опыт оказал на тебя большое и позитивное влияние? Захотелось больше времени уделять IT-проектам?

 

            - Да, правда.

 

            - Даже когда ты приняла приглашение возглавить медиакомпанию «Экономика», ты в значительной степени развивала ее как интернет-проект?

 

            - В «Экономике» было много печатных изданий. Я анализировала, видела, что это неперспективно. Созрела мысль полностью трансформировать издательство в цифровое. Сейчас это не издательство, а communication hub. Мы стали пионерами в создании консолидированной news room редакции. Мы запустили delo.ua – успешный портал (полтора миллиона посетителей каждый месяц), и другие проекты.

 

            - Давай познакомим наших читателей с терминологией: что такое бизнес-инкубатор и чем он отличается от акселератора?

 

            - Бизнес-инкубатор – это старая модель акселератора. Акселератор отличается тем, что его ключевой элемент – это менторство. У нас в EastLabs есть сто менторов, и это влияет на успех команд. Второе – все происходит очень быстро. На сегодняшний день есть так называемая Lean (бережливый) Startup  методология: команды можно быстро запускать, получить неплохой продукт в течение трех месяцев, потом тестировать, валидировать все гипотезы, получить первых клиентов.

 

            - Проверить все гипотезы, быстро выйти на клиентов, дорабатывать продукт, подстраивать свой продукт под нужды рынка?

 

            - Все происходит быстро, и поэтому это называется акселератор. Раньше было другое понимание того, как развивать бизнес.

 

            - У меня в голове иная концепция. Бизнес-акселератор, это то же самое, что и инкубатор, в котором после Investor Day команда не уходит, а остается (в инкубаторе после Investor Day команды, которые прошли несколько месяцев профессиональной подготовки, как правило, уходят). Поясню для читателей: Investor Day – это представление стартапов потенциальным инвесторам.

Пресса называет твою компанию то инкубатором, то акселератором. Как все-таки правильно?   Как вы сами себя называете?

 

            - Акселератор, однозначно. Мы иногда называем себя инкубатором, это проще для понимания. Но те, кто тусуются в IT, знают, что EastLabs – это акселератор.

 

            - Идея первого в Украине инкубатора принадлежала твоему коллеге Денису Довгополому, который предпринимал попытки запуститься еще в 2005-2006 годах?

 

            - У него есть и всегда был Growth Up - школа для предпринимателей.

 

            - Сколько времени в 2011 году заняла подготовка к созданию  EastLabs?

 

            - Шесть месяцев.

 

            - Среди учредителей EastLabs – три управляющих партнера. Расскажи, пожалуйста о своих коллегах.

 

            - Мы начали вместе – я, Ольга Белькова и Риш Лотликар. Ольгу Белькову в 2012 году избрали народным депутатом Украины. Она нас консультирует, но уже - не операционный менеджер. Ольга в новом статусе занимается совершенствованием правового поля для развития инноваций в Украине. У Риша Лотликара - опыт венчурного бизнеса в Нью Йорке.

 

            - Да, Ольга недавно принимала участие в моей ТВ-программе. А про Риша на рынке говорят, что он  уехал во Вьетнам.

 

            - Он очень мобильный. Сейчас он во Вьетнаме.

 

            - Сколько всего сегодня в Украине акселераторов и инкубаторов?

 

            - Акселераторов, по-моему, еще два.

 

            - Ну, давай считать: EastLabs, GrowthUp Дениса Довгополого.

 

            - Это школа, не акселератор.

 

            - Денис будет спорить, ну хорошо. Happy Farm, iHUB, WannaBiz (Одесса), Woomy (Харьков),  Politeco (на базе КПИ)?

 

            - Politeco  - это тоже не акселератор. Акселератору дают и деньги, и офис, и менторство, они имеют свои программы, продолжительностью в 3-4 месяца.

 

            -  Bionic Hill – считаем?

 

            - Нет, конечно.

 

            - Как тебе, кстати, проект Bionic Hill?

 

            - Посмотрим.

 

            - Мне кажется, экосистема – это не стены, не парк, окруженный деревьями, а большое количество людей, которые хотят сделать правильный бизнес в одном из секторов экономики и постоянно общаются друг с другом. Эта система  опирается на законы, деловое и  жизненное пространство, которые поощряют инновации, настроены на развитие предпринимательства. А стены всегда придут сами. Силиконовая долина  - это не место, где  много песка, а огромная экосистема, которая направлена на то, чтобы у людей, которые хотят заняться предпринимательством в IT-сфере, были для этого все возможности и все, что им необходимо.

 

            -  Когда мы запускались,  – это был один EastLabs. Сейчас он изменился, стал другим. Каждый день мы пытаемся все сделать лучше. То же самое и Bionic Hill. Начальная модель одна, но она может трансформироваться в другую модель.

 

            - Я тоже думаю, что еще будет разворот модели, pivot.

 

            - Хорошо, что в экосистеме есть движение.

 

            - А знаешь что-либо об ассоциации научных инкубаторов, которая объединяет разные организации, работающие при научно-исследовательских институтах, университетах и муниципалитетах? Наверное, инкубаторами их сложно назвать.

 

            - Надо разделять фокус. WannaBiz и Happy Farm – это IT, цифровой, интернет, consumer ware, mobile, gaming. Мы не занимаемся наукой, биотехнологиями. Скажем так, пока не занимаемся.

 

            - Первые классические инкубаторы появились в Великобритании в пятидесятые годы?

 

            - Да.

 

            - Сейчас глобально сколько всего инкубаторов?

 

            - Наверное, порядка трехсот.

 

            - А мои цифры – 1500.

 

            - Уже?

 

            - В России более ста инкубаторов.

 

            - Нет. Инкубаторов – может быть. Акселераторов – нет.

 

            - Мы сейчас говорим об инкубаторах.

 

            - Я исследовала больше акселераторы, не инкубаторы.

 

            - Попадалась тебе статистика по соотношению инкубаторов в разных странах к численности населения? Где больше всего?

 

            - Наверняка, в более технологических странах. Не в Восточной Европе или в России. Не удивлюсь, если в Израиле.

 

            - Конечно, стратап-нация.

 

            - Там больше всего стартапов на квадратный метр, скажем так.

 

            - Денис Довгополый полагает, что 1 инкубатор на 1 миллион человек – это нормальная цифра. Плюс по одному в каждом городе, где сложилась внутренняя предпринимательская экосистема. К этой цифре Денис пришел интуитивно. Возможно, он прав. Но, думаю, в Израиле намного больше, чем по одному инкубатору  на 1 миллион населения.

Насколько изменилась  предпринимательская экосистема в Украине со времени запуска твоего первого стартапа?

 

            - Сейчас живем в совершенно другом мире. На сегодняшний день на предпосевном этапе больше капитала, чем команд, представляете? Возросло внимание к Украине. В Силиконовой долине и других венчурных центрах большинство людей знают, что такое Украина. Это случилось благодаря событиям недавних 2-3 лет.

 

            - Но нам всем еще предстоит много работать, чтобы достичь стандартов Европы и США?

 

            - Совершенно верно.

 

            - По мнению создателей экосистемы в Берлине, одной из самых развитых в Европе, они отстают от США на 5 лет.

 

            - Наверное.

 

            - У нас впереди еще длинный путь.

 

            - Следующий шаг - запуск ангельских инвестиционных платформ. Это логично и это хорошо и для инвесторов, и для стартапов. Когда существуют такие платформы, происходит обмен знаниями о  том, как инвестировать в IT.

 

            - EastLabs задумывается над этим?

 

            - Мы запускаем ангельский клуб.

 

            - Пригласите меня?

 

            - Конечно, в принципе такая организация должна управляться инвестором, предпринимателем, а не инкубатором.

 

            - Здесь поспорю. Некоторые предприниматели не умеют управлять IT. Для того, чтобы понимать и правильно работать с теми IT-компаниями, в которые ты вложил деньги, нужно обладать многими компетенции. Часто те из них, которые ты приобрел в офлайне, в онлайне не работают.

 

            - Согласна.

 

            - Что является «слабым звеном» предпринимательской экосистемы Украины?

 

            - Это длинная история, она начинается в школе. Технологически все правильно, все хорошо, но когда речь идет о предпринимательской деятельности – компетенции отсутствуют. Талантливый молодой айтишник приходит к нам и не знает, как представить свои идеи. Не имеет знаний о продажах, развитии бизнеса.

 

            - Не имеет предпринимательских навыков?

 

            - Правильно.

 

            - У государства не очень адекватное отношение к предпринимательству. А в чем сильные стороны украинского стартаперского движения в сравнении с другими странами?

 

            - Мозги.

 

            - Мозги и большое количество программистов, многие из которых прошли хорошую школу в аутсорсинговых компаниях?

 

            - Больше ста тысяч программистов.

 

            - Больше. По количеству сертифицированных программистов на душу населения Украина занимает первое место в мире. А с точки зрения предпринимательства  – это не самое благополучное государство.

 

            - По количеству программистов – да, Украина очень привлекательна для инвесторов. Именно поэтому мы запустили EastLabs. Есть нюанс: большинство кодеров работают в аутсорсинге, получают комфортные зарплаты и не хотят рисковать, создавая свои стартапы. Это мешает.

 

            - Пятнадцать процентов акций стартапов, которые вы как акселератор получаете за свой сервис, могут быть размыты в процессе следующих инвестиционных раундов?

 

            - Не только могут, но и будут размыты.

 

            - Когда мой фонд подписывает контракты с некоторыми командами, есть некий процент акций, ниже которого наши акции размывать нельзя.

 

            - А мы вот такие добрые!

 

            - Вы молодцы. У вас интересный проект. А каковы критерии отбора команд в EastLabs?

 

            - Люди – это главное. Должны быть как минимум два человека, которые занимаются проектом fulltime, то есть постоянно, не как хобби. Один обязательно должен быть программистом, иметь техническое образование и опыт. Второй – имеет компетенции в business development. Мы должны верить, что эти люди смогут успешно создать интересный глобальный бизнес.

Далее – сама идея. Она должна быть нацелена на большой рынок. Для начала это может быть только Украина, но потом – Восточная Европа, русскоязычный интернет, даже глобальный рынок. У проекта должны быть конкурентные преимущества, оригинальные идеи. Другой вариант – ребята адаптируют к условиям Украины успешные бизнес-модели, которые существуют уже, допустим, в США. Это называется «клон». На сегодняшний день у нас есть двенадцать команд. Среди них есть и оригинальные идеи и copycat.

 

            - На вопрос, что для тебя важнее: команда или идея, ты уже ответила – важнее команда. Венчурные предприниматели, которые понимают в этом бизнесе, – именно так и отвечают. Идея вторична. А какие сектора интернета являются для вас приоритетными?

 

            - Все, что связано с интернетом. Нам интересно – и mobile, и consumer web, b2b, b2c, gaming, e-commerce, образование.

 

            - Считается, что ближайшие революции в интернете произойдут в трех сферах: государственное управление, образование и медицина. Сеть кардинально поменяет эти отрасли.

 

            - Медицина – верю. Big Data – однозначно. Это связано с медициной, конечно. Образование – верю. Все знают, что есть проблема с существующей моделью оффлайн образования. Государственное управление – это интересно. Не думала об этом. Наверное, зависит от того, в какой стране.

 

            - Если одна страна перейдет на цифровое управление, то вопрос для  других стран - перейдут ли они или не перейдут, – стоять не будет. Будет вопрос – когда они это сделают.

 

            - Было бы неплохо. Управление станет более прозрачным, более эффективным, продуктивным.

 

            - Какой самый главный вызов стоит перед украинскими стартапами?

 

            - Основная фишка – все предприниматели всегда должны быть готовы к следующей попытке. Они обязаны понимать, что до того, как придет успех, будет много попыток.

 

            - Я разговаривал с Тарасом Тарасовым – это культовый предприниматель в области компьютерных игр. Мы обсудили Angry Birds и известную фразу об этом успехе: «Всем кажется, что мы проснулись богатыми и знаменитыми. Это так, но это случилось после 52 неудачных попыток».

 

            - Я недавно читала книгу об историях успеха предпринимателей - основателях Hotmail, Gmail, и так далее. Их объединяет понимание, что до того, как они получат какой-то шанс на успех, будет много попыток, ведущих в никуда.

 

            - Готовность предпринимателя к неудачам – it’s a must. И после этого – готовность к новым попыткам и новым неудачам. В конце концов, успех должен прийти. Украинские команды не готовы к неудачам?

 

            - Да, страх неудачи тормозит многих.

 

            - У вас в акселераторе сто менторов. Откуда вы их столько взяли?

 

            - Из США, Европы, Украины, России – разных стран. У акселератора Seed Camp в Лондоне их больше тысячи. Мы еще не закончили поиск менторов - их будет больше. Наши будущие успешные предприниматели вернутся к нам и станут нашими менторами – это стандартный процесс.

 

            - А вы ментору даете акции в той компании, которую он патронирует?

 

            - Команды дают сами, если захотят.

 

            - Если видят, что им привносят value?

 

            - Практически все команды, которые у нас есть, работая с менторами, давали какие-то минимальные доли тем из них, кто реально помогал.

 

            - Кто берет на себя административные вопросы?

 

            - Сами команды, бизнесмены. Они должны управлять своими компаниями. Это ключевой момент. Когда мы запускаем эти команды, мы хотим, чтобы они были самостоятельными. Есть программа, которая расскажет, как лучше делать то или то, как делается на Западе, например. Они все решают сами. Конечно, мы показываем успешные примеры (кейсы), но они должны делать все сами.

 

            - В чем главная ценность EastLabs для стартапов?

 

            - Мы ведем себя как со-основатели, так и выстраиваем отношения с командами. Это не только денежные инвестиции. Мы с ними «носимся», работаем.

 

            - Выращиваете  как любимое детище?

 

            - Мы понимаем, что основать стартап и привести его к успеху, – это очень трудно, много вопросов – рынок, потребители.

 

            - Из ста менторов вы выбираете для команды именно тех, которые, как считаете, станут для нее наиболее полезными?

 

            - Конечно. Я лично провожу интервью с каждым ментором. Они приходят к нам по рекомендации. Принимаем только тех, кто  однозначно принесет пользу, добавит value.

 

            - А сложилось ли вокруг EastLabs комьюнити инвесторов?

 

            - Да, но мы хотим его расширять, том числе через ангельскую инвестиционную платформу.

 

            - Успешность акселератора среди прочих составляющих заключается в наличии вокруг него ангелов и инвесторов, готовых с ним сотрудничать. Их число будет увеличиваться: IT-индустрия – единственный сектор Украины, который показывает такие цифры роста. Это особенно заметно на фоне стагнации традиционных отраслей экономики страны.

            Предпринимательская культура украинской молодежи, мягко говоря, пока оставляет желать лучшего? А видишь  ли ты положительную динамику?

 

            - Конечно, вижу.

 

            - EastLabs сейчас работает над программой поездок по стране?

 

            - Ты имеешь в виду программу EastLabs ToGo? Конечно. Мы хотим расширяться и в 2013 году готовы инвестировать, как минимум, в двадцать команд. Хотим найти предпринимателей из других городов Украины, дать им возможность узнать, что в Киеве существует такой акселератор, не надо искать в других странах. В Украине - интересный рынок и много возможностей.

 

            - Кто заинтересовался – сможет посетить ваш сайт? Там есть все необходимые сведения для того, чтобы принять решение к вам обратиться?

 

            - Процесс простой: нужно подать заявку онлайн, это занимает не больше пяти минут. Мы смотрим в тот же день, затем приглашаем на интервью. Решение занимает две недели.

 

            - Экосистема каких городов Украины тебе нравится?

 

            - Узнаю лучше, когда поеду. Во Львове интересно. В Харькове много талантливых программистов, уверена, что найдем там несколько хороших команд. В Днепропетровске тоже активное движение,  проходят интересные мероприятия.  Одесса известна своей экосистемой. Может быть, Винница – не смотря на то, что это небольшой город, там очень интересные проекты.

 

            - В Житомире – Jelastic, в Ровно – шесть прекрасных игровых команд, и так далее. А если бы тебя попросили проранжировать города по качеству экосистемы, какой из них ты бы поставила на второе место после Киева?

 

            - Попробую ответить, но не как эксперт: много интересного происходит во Львове.

 

            - Да, там все динамично. Но я считаю, что на втором месте Днепропетровск, Одесса на третьем, а Львов пока на четвертом. Хотя Львов стремительно набирает очки. В Харькове есть потенциал, хорошие технические и технологические кадры, но ощущается недостаток предпринимательского духа в подходе к IT как к бизнесу.

 

            - Мы видим это по количеству заявок. От Харькова получаем мало заявок, и это удивительно, учитывая, что там много программистов.

 

            - Надо ездить в Харьков, проводить мероприятия, читать лекции, заниматься менторством в широком смысле этого слова, стараться ради развития экосистемы. И ты это делаешь, и я это делаю, и эта книга – часть экосистемы, которую мы все вместе создаем.

              - Интернет движется в сегментирование, сеть слишком велика. Facebook велик – миллиард с лишним человек. Тенденция такова, что все больше и больше людей будут объединяться в более узкие группы.

 

            - У современного человека много информации и мало времени на ее обработку. Сегментация по интересам очень эффективна.

 

            - Проект Runfaces получил от вас один раунд инвестиций?

 

            - Не один. Стандартное предложение EastLabs – 20 тысяч долларов, но когда есть основания, есть исключения.

 

            - Вы можете инвестировать в другие раунды, выступать со-инвесторами?

 

            - Конечно. Но при этом хотим инвестировать с другими фондами, потому что нам нужна оценка, которую даст рынок.

 

            - Все инкубаторы и акселераторы после первичных инвестиций стараются привлечь кого-то на со-инвестирование в следующих раундах. Либо бизнес-ангелов, либо венчурных инвесторов.

            Достиг ли безубыточности хоть один из ваших проектов?

 

            - Скоро три проекта выйдут в зону безубыточности.

 

            - Это отличный результат, поздравляю! А есть ли явные неудачи? Приходилось ли уже закрывать проекты?

 

            - Да, был такой случай.

 

            - Команда подвела?

 

            - Да. Я тебе скажу, что это практически всегда связано с конфликтами между членами команды.

 

            - Одна из главных причин, почему проект закрывается,  – распадается команда. Всем, кто хочет начать бизнес в сети, открыть свой стартап, советую: тщательно подбирайте себе людей в команду.

 

            - Это как жениться: серьезные отношение, партнерство на очень долгое время. Будь осторожен, выбирай правильно. Основная причина, почему стартап умирает – конфликт между членами команды.

 

            - У EastLabs есть свой бизнес-план? На сколько лет он рассчитан?

 

-          Он рассчитан на пять лет.

 

            - На сколько лет у вас есть подтвержденное финансирование?

 

            - Мы ежегодно утверждаем бюджет на следующий год. У нас и инвесторов есть понимание, что венчурный бизнес имеет долгосрочный горизонт. Мы не увидим результатов на следующий год.

 

            - Понимаю. Как говорил Альберт Эйнштейн, «если ты хочешь быстро увидеть результаты своего труда, становись сапожником».

Ваш холдинг дал вам commitment, что вас поддержат все эти годы?

 

            - У нас такой commitment есть, наша модель рассчитана на пять лет.

 

            - Насколько важно вывозить свои команды в США?

 

            - Все относительно. Для таких команд, как Runfaces, это имеет смысл, потому что они будут ближе к своей аудитории. А есть команды, как Kabanchik (copycat американского TaskRabbit) – они развиваются в Украине, им нет смысла ехать в Америку. Их аудитория – русскоязычный интернет. Может быть, только на пару недель. Они очень заняты, тратят много сил на развитие своего проекта. Ехать в Америку ради того, чтобы посмотреть центральный офис Facebook и Google, – не знаю. Должны быть какие-то цели. На сегодняшний день их цель – очень быстро развивать свой проект.

 

            - Другими словами, ты считаешь, что есть проекты, которым поездки в Силиконовую долину пока не нужны?

 

            - Пока не нужны.

 

            - Поездки им заменит общение с менторами, особенно, если проект развивает проверенную бизнес-модель.  Сейчас вместо «сopycat» часто говорят «проверенная бизнес-модель».

 

            - Мы предлагали им: давайте поедем в Америку на пару недель, - они отказывались. Они знают, что у них много работы.

 

            - Какая модель для EastLabs более предпочтительна: copycat или израильская? Израильская модель – это когда разрабатывается новый продукт сразу для глобального рынка. Runfaces – это израильская модель, а Kabanchik – это copycat. Тебе какая модель больше нравится?

 

            - Мне и та, и другая нравится.

 

            - Вы диверсифицируете свой бизнес, работая  с двумя моделями?

 

            - Конечно, сopycat – это implementation. Насколько хорошо применяется  готовая стратегия. Для оригинального продукта имплементация  тоже нужна, но нужно еще чувствовать аудиторию, нужен креативный подход.

 

            - Такие компании, как Rocket Internet в Берлине показали, что работа на основании проверенной бизнес-модели может принести большой успех. В России неплохо работает Fast Lane Ventures Паскаля Клемана, Оскара Хартмана и Марины Трещовой – они сделали интересные инвестиции, в их портфеле много успешных компаний. Но и берлинцы, и москвичи, о которых я упомянул выше, занимаются только проверенными бизнес моделями.

 

            - Они великолепно делают свое дело. Это в русле их предпринимательского духа.

 

            - Скажи, пожалуйста, Эвелин, сколько длится твой рабочий день?

 

            - Не меньше двенадцати часов. Конечно, когда еду домой, еще думаю, что нужно сделать, кому позвонить, какие е-мейлы отправить, - это круглосуточно.

 

            - Сколько е-мейлов в день ты получаешь?

 

            - Наверное, около пятидесяти.

 

            - Я, к слову сказать, уже запутался в своей почте. Даже по рубрикам разбил, но все равно не получается, – ее очень много. Сейчас, знаешь, стало немодно звонить по телефону. Я телефон редко использую – все на почте.

 

            - Да, сумасшедший дом. Я говорю: «Ребята, если я не отвечу сразу на ваш звонок, – попробуйте написать мне».

 

            - Ты раньше занималась балетом, сейчас - известный марафонец. Удается побегать по субботам и воскресеньям?

 

            - Удается. Но это в 5-6 часов утра.

 

            - Ты бегаешь в наушниках?

 

            - Нет.

 

            - Ты бегаешь и думаешь?

 

            - Думаю. Я не могу носить ни часы, ни наушники, я просто бегаю. Мне достаточно смотреть на то, что происходит вокруг.

 

            - А где ты любишь бегать в Киеве?

 

            - Везде. Я лучше узнала Киев после того, как начала бегать по городу. Есть такой очень интересный проект Running Tours.

 

            - Группа бегунов осматривает достопримечательности,?

 

            - Да.

 

            - И вам еще и рассказывают об этих достопримечательностях?

 

            - Да, прикольный проект, я его поддерживаю.

 

            - Дай Бог тебе сил и всего самого лучшего!

Мы получили вопрос, который тебе задали через наш сайт -  www.prostranstvo.kiev.ua: «Что и в какой последовательности делать стартапу, который хочет открыть свой интернет-магазин»?

 

            - Приехать к нам – мы все расскажем. Подать заявку. У нас до сих пор нет e-commerce. Мы с удовольствием займемся e-commerce – это интересно!

 

comments powered by Disqus