Радио-подкасты

Дмитрий Шимкив, генеральный директор «Microsoft Украина»

1688 просмотров версия для печати

Дмитрий Шимкив родился во Львове в сентябре 1975 года. Окончил Львовский государственный университет «Львовская Политехника» с дипломом по  радиоэлектронике, информационным технологиям и телекоммуникациям. Предприниматель, инноватор и уважаемый профессионал с 20-летним опытом в сфере информационных технологий в Украине, Европе и США. Пришел в «Майкрософт  Украина» в 2007 году на должность директора по продажам в корпоративном сегменте. В 2009-м  возглавил представительство корпорации Microsoft в Украине. Входит в Организацию молодых президентов (Young Presidents’ Organization, в правление Американской торговой палаты Украины, и в правление Благотворительного фонда Богдана Гаврилишина. В 2012 г. в  ежегодном  рейтинге «ТОП 100» финансово-экономического издания «Инвест Газета» назван лучшим топ-менеджером Украины. Женат, воспитывает троих детей. Увлекается спортом, историей и искусством. Живет и работает в  Киеве.

  

Евгений Ленг: Последние несколько лет операционная система Windows сдает свои позиции. Если в начале 90-х она занимала 95 процентов рынка, то сегодня – около 35. iOS и Android наступают?

 

            Дмитрий Шимкив: Наличие сильной конкурентной среды значительно усиливает нашу позицию, потому что в конкурентной среде двигаемся быстрее и мы, и технологии. А выигрывает, однозначно, потребитель. Мы вместе с конкурентами создаем ту среду, в которой новое становится доступнее, интереснее. Люди выбирают, они понимают разницу устройств, сервисов, возможностей. Именно в такой среде рождается лучшее. И клиент выбирает это лучшее. Мы смотрим в будущее оптимистично.

 

            - Плюс в 90-х годах объем рынка был совершенно другим.

 

            - Да. И если мы когда-то говорили об объеме компьютерного рынка, то сегодня мы говорим об объеме рынка устройств. В мире более 2,5 миллиардов устройств. Большие возможности для движения вперед.

 

            - Когда компания становится монополией (а 95 процентов рынка в 90-х годах – это монополия), не утрачивает ли она способность к инновациям, способность видеть перемены, адаптироваться к ним?

 

            - Во-первых, монополия – это когда у вас 95% рынка и вам за эти 95% рынка платят. Есть нюанс.

 

            - Не будем забывать, что мы с тобой беседуем в Киеве, в Украине, которую Американский Конгресс назвал номер один чем?

 

            - Пиратом номер один в мире. Возвращаюсь к теме возможностей. Любую компанию нужно рассматривать в различных категориях и на различных рынках. Программное обеспечение, аппаратное обеспечение, сервисы, и так далее – это разные бизнесы. В каждом сегменте всех этих разных бизнесов есть свои лидеры. Серверные операционные системы, планшеты, телефоны, настольные ПК, офисные приложения, средства коммуникации,  потребительский сервис, сервис электронной почты: в каждом из них – свой лидер. Операционная система составляет лишь элемент глобального мира IT. Facebook – это не операционная система, это сервис в облаке. Великолепная капитализация, замечательное развитие сервисной компании. Google – платформа, но на платформе они не зарабатывают. На их платформе зарабатывают другие. Это другой вид экосистемы. Если мы смотрим на Microsoft, – он движется в направлении как устройств, так и сервисов.

 

            - Лидерами на рынке становятся те, кто не только правильно увидел точки быстрого роста, но и возглавил перемены. Эксперты утверждают, что Microsoft не хватает этих качеств.

 

            - Я не согласен с такой позицией. Я горжусь, что работаю в Microsoft. Это как в боксе: вас иногда бьют – вы падаете, встаете и продолжаете бой. Много компаний, которые пропустили удар, – и их уже нет.

 

            - Качество настоящего бизнеса, настоящего предпринимателя – уметь терпеть поражение, уметь проигрывать и двигаться вперед.

 

            - Компания Microsoft умеет понимать, где мы уступили, где мы проиграли, но мы не сдаем позиции, мы продолжаем игру. Поэтому мы собрались с силами, сконцентрировались и двигаемся вперед.

 

            - Главное – знать, куда двигаться.

 

            - Абсолютно верно.

 

            - Microsoft, конечно, - большой и серьезный игрок, создавший свою разветвленную экосистему. Понятно, что в обозримой перспективе компания останется одним из лидеров рынка.

Первый компьютер ты увидел в 14 лет в рабочем офисе своего отца в Академии наук во Львове? Ты помнишь, что это было за устройство?

 

- Что-то подобное Atari. Крышки нет, плата сверху, микро-монитор.

 

            - А какие задачи он мог решать?

 

            - Первый компьютер, который я видел, был еще с черно-белым дисплеем, с мигающим курсором. Уже в Sinclair  появился цвет, потому что использовался цветной телевизор. Появились первые игры – это то, что первое время привлекало. Затем, когда ты видишь, что компьютер что-то делает ,– тебе хочется создавать программы самому. Это затягивает.

 

            - Первый раз ты познакомился с интернетом в 1995 году во время своей поездки в Соединенные Штаты? Как ты туда попал?

 

            - В 1994 году, - студентам нужны деньги, - я пришел в бизнес-инкубатор во Львовской Политехнике. Я хорошо знаю английский язык, и стал переводчиком. Там впервые познакомился с Word и Excel, увидел, что такое Office, перевел две книги по финансовому менеджменту и маркетингу. Качество моей работы понравилось студентам, которые организовывали курсы по предпринимательству. Они предложили присоединиться к группе учителей, которые собирались на стажировку в США. Я был третьекурсником и попал в эту программу. Опущу все подробности – это был уже не советский режим, но он еще ничем не отличался. Представляете, в то время в США едет какой-то студент третьего курса, потому что американцы сказали, что они хотят, чтобы он поехал? Ребята тогда заняли очень жесткую позицию: «Или он поедет, или это место не передается». Таким образом я поехал в США, увидел, что такое интернет, что такое компьютерная сеть для студентов и преподавателей университета. Вечером после  ужина они шли спать или в бар, а я брал такси и ехал в университет. Компьютерные залы университета работали в режиме 24/7.

Я увидел громадные возможности, которые дает интернет, увидел, как организован процесс обучения, как строятся прикладные курсы по физике и химии. Как строятся  курсы архитекторов, как любой студент может начать собственный бизнес и университет ему в этом помогает. Тогда я понял: хочу, чтобы такое было у нас в стране.

             

            - Львов и Харьков – первые два города Украины, в которых появился интернет. Вернувшись из Соединенных Штатов, ты сделал свой первый большой проект – обеспечил интернетом свое высшее учебное заведение.

 

            - Да, я очень благодарен Маркияну Павликевичу  проректору, который преподавал телекоммуникации на соседней кафедре. Маркиян Павликевич и его сын Адриан много сделали для интернета в Украине, но мало кто об этом знает. Я записался к нему на прием и сказал, что искренне хочу построить все, как это построено в MIT или в лучших университетах мира. Как бы это ни наивно  звучало сегодня. Оказалось, во Львове уже была маленькая команда, которая работала с выделенной линией 28К. Сейчас смешно – всего три компьютера, Linux не было, был Unix. Мы изучали, как создавать интернет. Книжек не было, читали спецификации. Это очень интересно. Я горжусь тем временем, был безумный драйв.

             - Третьекурсник Политеха делает первые проекты, подключает свой вуз к сети – это действительно серьезно в 95-м году.

 

            - В тот момент «Укртелеком» через польскую границу тянул оптоволокно. Мы, во Львове, подключились к интернету через Польшу, купили первое оборудование по сварке оптики, сами сидели и варили. Эта была прокладка компьютерной сети по всем стандартам.

 

            - Навык не утрачен, если что? Сваришь оптику?

 

            - Не вопрос! Это драйв, появление первых серверов, открытие первого web-сайта, поднятие почты. Построение системы безопасности университета: как мы должны масштабировать подключение факультетов, как мы развертываем компьютерную сеть, рабочие станции, это все активируем. Самое главное – импульс не просто университету, но и студентам: они получили доступ к информации, и многие бросили вызов преподавателям, которым, в свою очередь, пришлось двигаться быстрее.

 

            - Что интернет дает для образования – понятно. Особенно для студенческого комьюнити, профессоров.

Принес ли тебе проект какие-то деньги, хотя бы карманные.

 

            - Да, я получал маленькую какую-то зарплату. Это был больше драйв. Для того, чтобы покупать жесткие диски почтовых серверов, мы установили плату. Мы все время понижали и понижали цены, пока они не превратились в ноль. А затем университет смог купить все необходимое оборудование.

 

            - А каким по счету в интернетизации стал Львовский Политех среди других вузов?

 

            - Он был в свое время, да простит меня Киевский Политех, на порядок круче.

 

            - Он был первым вузом во Львове, который сделал собственную сеть?

 

            - Да, это была не просто разветвленная сеть, это был центр, процедуры, процессы, протоколы. Были все режимные вещи, необходимые для функционирования локальной сети.

 

            - Ты гордишься этим проектом до сих пор. Но там ты получал заработную плату, и тебя нельзя было назвать предпринимателем. А ты помнишь, как ты заработал свои первые «предпринимательские деньги»?

 

            - Первое серьезное предпринимательство – когда я понял, что в Украине есть классные ребята, которые умеют программировать и которых вывозят за границу.

 

            - Ты имеешь в виду свой стартап  99-го года?

 

            - Да.

 

            - А сколько ты положил своих денег в стартап? Откуда их взял?

 

            - Я до этого работал в Дании, у меня была стажировка, сэкономил немного денег. Вложил тысячи 3-4 долларов. Деньги пошли на аренду квартиры – у нас нет гаражей американского типа.

 

            - Да, в наших гаражах невозможно работать. Помнишь советские гаражи?

 

            - Да. Мы арендовали квартиру в киевском районе Теремки, последний этаж 15-этажного дома. Жара 40 градусов, перегревается техника, а код нужно писать. Мы сидим в нижнем белье, бегаем в душ, все мокрые. Безумный драйв! Все общее, мы слушаем Dire Straits, кодим. Я помню первый счет, который мы выставили, – 1900 долларов, круто!

 

            - У каждого бизнеса есть свое начало. В этот момент ты уже считал себя предпринимателем?

 

            -Д, я вдруг понял, что я предприниматель в душе. Цель - не просто заработать деньги, хотя это тоже важно, иначе это не бизнес. Но всегда есть что-то большее, что хочешь сделать. Я к интернет-проекту отношусь как к предпринимательству, нам нужно было доказать всем, что мы можем быть самоокупаемыми. Есть поток денег входящий, поток денег исходящий, должна оставаться разница, хотя бы - ноль.  Это сложно. А если нет входящих потоков, то надо найти источники финансирования.

 

            - Какие черты характера и навыки позволяют человеку принять решение открыть собственный бизнес? Это умение или понимание, что ты в быстро изменяющемся мире умеешь принимать решения и нести риски? В первую очередь, разговор про риски?

 

            - Это умение брать ответственность. Не только ответственность перед клиентом, - ответственность перед сотрудниками. Я понимал, что, когда создаю бизнес и беру людей на работу, несу ответственность перед ними и перед их семьями. У них есть дети и их нужно кормить.

 

            - Во многих деловых интервью ты говоришь: «Делегировать ответственность, брать ответственность». Для тебя, как для предпринимателя, это важный принцип.

            А как ты считаешь, перед тем, как открыть свой бизнес, должен ли человек где-то поработать, набраться опыта? Или возможны разные пути становления предпринимателя?

 

            - Есть разные пути. Предприниматель – этот тот, кто видит возможности на рынке и то,  как их можно реализовывать. Приведу пример. Нам недавно рассказали о ребятах, которые в Индонезии сделали бизнес – мотоциклетное такси. Это удобней - из-за пробок. Вижу возможность: люди хотят быстро добраться из точки А в точку Б. Вижу решение: мотоцикл.

Предпринимательство - это умение видеть возможность на рынке и понимать, как ее реализовывать с оптимальными затратами, своей головой. И рискнуть. Нужен ли человеку опыт? Как правило, нужен. Но этот опыт может быть житейским. Есть люди, которые создают новые бизнесы, стартапы, не имея образования или багажа знаний. Возможно, некоторым это и не нужно, если они создают что-то прорывное.

 

            - Первый твой бизнес-успех - продажа стартапа датской компании. Сумма сделки до сих пор не разглашается?

 

            - Нет, не разглашается.

 

            - А количество нулей тоже не разглашается?

 

            - Это очень скромные нули по нынешним временам.

 

            - Но тогда это было довольно круто?

 

            - Да.

 

            - В «Майкрософт Украина» ты пришел в 2007 году. Быстро освоился?

 

            - Да. Безумно интересно! Вдруг окунаешься в интересный, динамичный и сложный мир.

 

            - Что стало для тебя самым большим вызовом в Microsoft?

 

            - Изменения в организации, быстрый рост бизнеса. В Microsoft генеральный директор – это полевой игрок. Он не просто сидит в кабинете – у него и кабинета-то нет. Он в поле, вместе с командой. У клиентов, у партнеров, смотрит, как что развивается, выступает перед ними. Это фигура не на холме, а на передовой.

А теперь о сложностях бизнеса. У нас есть розница, сборщики компьютеров, средний и малый бизнес, образование, государство, крупный бизнес, решения инфраструктурные и связанные с производительностью, с базами данных, их обработкой. Есть бизнесы, которые не представлены в Украине, игровой бизнес, бизнес рекламы, - все они очень разные. Платные сервисы, бесплатные сервисы, доля на рынке тех или иных продуктов. Управлять сложным бизнесом безумно интересно. 

 

            - Понравилась ли атмосфера, корпоративная культура?

 

            - Абсолютно. Первое, что поражает, когда ты приходишь в Microsoft, - все готовы помогать друг другу. Если бы меня спросили в 2002 – 2003 годах, буду ли я работать в Microsoft, я бы сказал: «Да никогда в жизни!» К тому времени, как я принял решение работать в Microsoft, компания  сильно изменилась.

 

            - Ты просто евангелист Microsoft. На посту директора «Майкрософт Украина» ты сам исповедуешь смешанный американо-европейско-скандинавский стиль управления? Поскольку ты признан лучшим менеджером Украины по версии «Инвест Газеты», не расскажешь ли нам, что это такое?

 

            - Мой стиль управления или подход к управлению основывается на трех принципах. Англосаксонская, англо-американская система управления построена на постановке цели, прогнозе  движения вперед, понимании, к какой цели мы движемся. Для стратегии бизнеса, его развития очень важно, куда мы идем и зачем.

Второй стиль – это процедурный, процессный - иногда шучу - немецкий. Я за здоровую бюрократию в компании, когда процессы и процедуры отлажены и прописаны. Они должны быть, и они должны работать, иначе это хаос. Отработанные процессы – необходимый элемент, но при этом важна свобода творчества. Еще одно составляющее – это работа с людьми. Я сторонник скандинавского подхода, плоской организации, не люблю иерархию.

 

            - Ты любишь иерархию ответственности.

 

            - Да. Я так ее и называю: иерархия ответственности и отсутствие иерархии лампасов. Каждый зарабатывает уважение работой и результатом, это важно.

 

            - У тебя с самого начала не было собственного кабинета, а с конца 2012 года ты отказался и от рабочего стола. Не пожалел об этом?

 

            - Иногда жалею. Когда что-то не получается, хочется уединится.

 

            - Ты убегаешь в переговорную?

 

            - Иногда в кафетерий. Но самый большой вызов: когда негде спрятаться, ты собираешься с силами и бросаешься в бой, продолжаешь решать задачи.

 

            - Хотите стать лучшим менеджером Украины – отказывайтесь от своего рабочего стола!

Чем для тебя в жизни стала благотворительность?

 

            - Для меня благотворительность – это помощь другим в достижении достигнуть чего-то, чего достиг ты. Или тем, кто не может, в силу разных обстоятельств, двигаться и развиваться. Я не люблю подачки, предпочитаю научить людей, дать лопату и научить копать.

 

            - Дать удочку и научить ловить рыбу.

 

            - Да, хороший пример.

 

            - Сколько событий ежегодно проводит Microsoft в Украине?

 

            - Сотню, наверное.

 

            - Стипендию даете талантливым студентам?

 

            - Нет,  даем возможность пройти практику. Это важнее.

 

            - Сколько денег ежегодно тратите на такого рода деятельность?

 

            - В Украине? Много. Если сравнивать нас с компания в нашей индустрии, то мы, наверное, тратим больше других.

 

            - У этой цифры положительная или отрицательная динамика?

 

            - Она стабильна. Она пропорциональна тому, как развивается рынок.

 

            - IT-рынок в Украине развивается очень быстро, а цифра стабильная?

 

            - Скажем, стабильный процент.

 

            - Какие возможны варианты продолжения твоей карьеры в Microsoft?

 

            - Разные. Это могут быть другие страны, другие регионы, может быть, штаб-квартира.

 

            - Опции открыты?

 

            - Да.

 

            - Дмитрий, что такое украинский офис Microsoft?

 

            - Это супер-команда! Вот так вот кратко.

 

            - Сколько человек там работает?

 

            - Больше 150. Это ребята, которые имеют общие ценности. Нас объединяет миссия, она придумана нами и звучит так: «Создать возможности для Украины реализовать свой потенциал при помощи инноваций». Мы говорим об Украине, о ее потенциале, о ее инновациях. Это миссия и это то, что объединяет людей. В какой-то момент, когда мы зафиксировали эту формулу, я понял, что людей в свою команду набираю по принципу: разделяют ли они это видение.

 

            - Чуда в Украине, думаю,  не будет, но важно то, что компания помогает большому количеству людей себя реализовать. IT-сектор развивается, экосистема становится все разветвленнее, и мы вместе принимаем в этом участие.

Есть ли у вас офисы в других городах?

 

            - Нет. Был момент, когда в других городах работали представители. Затем для повышения эффективности модели мы централизовались.

 

            - Для сравнения, сколько сотрудников в российском офисе?

 

            - Больше двух тысяч.

 

            - Украине есть еще куда расти?

 

            - В России работает региональное представительство Microsoft; нужно учитывать размер страны, 9 часовых поясов.

 

            - Насколько и чем отличаются задачи, которые руководство Microsof ставит перед Киевом и Москвой?

 

            - Не отличаются. Я благодарен Валере Лановенко, предыдущему генеральному директору украинского офиса, который пригласил меня в  Microsoft. Он сделал очень много для того, чтобы Украина была независимой страной в мире, так же, как и офис Microsoft в структуре глобальной компании. Руководство российского офиса, польского, чешского, венгерского – это люди на одном операционном уровне со мной, и задачи нам ставятся одинаковые. Отличаются разве что цифры, которые надо достичь. Есть, конечно, нюансы в инвестициях, но это все пропорционально. Но задачи ставятся одинаковые, и отвечаем мы одинаково.

 

            - Как складывается карьера и продвижение по служебной лестнице молодого специалиста, который пришел на работу в ваш офис?

 

            - По-разному.

 

            - Если он хорошо работает?

 

            - У нас есть хорошие примеры. Например, Виктор Цикунов пришел к нам несколько лет назад, чуть раньше меня. Он был студентом, проходил практику в Microsoft. Сейчас он директор по работе IT-компаниями и разработчиками.

 

            - Он член дирекции?

 

            - Да, у него были разные роли, и в продажах, и в штаб-квартире в Восточной Европе, он занимался развитием бизнеса в разных регионах. Ребята своим трудом, усердием, талантом достигают результатов.

 

            - Есть ли в Украине разработка, или здесь только маркетинг и продажи?

 

            - В Украине более 300 разработчиков на подряде для компании Microsoft. Они в разных организациях, осуществляют разные задачи.

 

            - Это субподряд?

 

            - Да.

 

            - Собственных организаций по разработке здесь нет?

 

            - Нет. Как правило, исторически мы создаем офисы там, где покупаем компании целиком.

 

            - Если вы примите решение купить аутсорсинговую компанию, тогда будете создавать офис?

 

            - Да.

 

            - А если вы встретили талантливого кодера или специалиста, которого хотите привлечь к созданию продукта, то вы приглашаете его в свои зарубежные центры? 

 

            - Наша специальная программа рекрутинга ездит по всем странам, по всем учебным заведениям, ищет талантливых людей и привлекает их на работу в Microsoft.

 

            - Другими словами, если вы видите талантливого человека, вы его приглашаете в зарубежный центр R&D?

 

            - Совершенно верно.

 

            - Есть ли конкретный сотрудник в Сиэтле, который курирует украинский офис?  Например, мистер Джонс -  отвечает за Украину.

 

            - Нет.

 

            - Все по направлениям? Финансовым направлением руководит один управленец, логистикой – другой?

 

            - Представительства в странах объединены в регионы, регионы подчиняются Microsoft International. Разработка, маркетинг – это другие вертикали.

 

            - В Сиэтле нет мистера Джонса, который бы курировал Украину?

 

            - Если мне нужно получить, например, поддержку кого-то из высшего руководства, я с ними общаюсь напрямую.

 

            - В Microsoft это не сложно, по крайней мере, сейчас?

 

            - Я могу достучаться практически до любого человека и получить поддержку.

 

            - Я уже задавал вопрос о том,  что стало самым большим вызовом в Microsoft лично для тебя. А какой самый большой вызов для киевского офиса компании?

 

            - Для «Майкрософт Украина» самый большой вызов -  это продолжать наш замечательный рост и развитие бизнеса. По-английски это звучит sustainable and profitable business growth. Другими словами, бизнес должен быть прибыльным. Sustainable - означает, что вы развиваетесь год от года, вы растете, и в ваших результатах есть преемственность. Это не то, что за один раз  вы достигаете супер-результат.

 

            - В слове sustainable есть еще такие нюансы, как «последовательный», «социально ответственный», «рациональный».

             Пространство Windows сжимается на глазах: уже не первый квартал падают продажи десктопов, уступая место мобильным устройствам;  трафик все больше уходит в «облака».  На что корпорация делает ставку в середине 10-х годов?

 

            - Windows тоже уходит в облака. Это облачный сервис. Много украинских компаний ведут разработку в Windows-облаках. Windows на телефонах, на планшетах, на рабочих устройствах и так далее. Мы видим рынок в 2,5 миллиарда устройств – вот куда мы стремимся.

 

            - А знаешь, сколько будет к 2020-му году?

 

            - Нет.

 

            - Эванс, футуролог Cisco Systems, говорит, что от 40 до 50 миллиардов. Так что будем расти. У тебя сколько гаджетов постоянно в интернете висит? У меня шесть.

 

            - Телефон, планшет, телевизор, компьютер, приставка, сервер, медиа-сервис и так далее.

 

            -  Был ли удачей для компании запуск Windows 8?

 

            - Да. Это великолепная операционная система. Это вызов всему, что существует на рынке. Наши конкуренты занимаются «копи-пастом» между собой, а у нас - свое. Мы ни у кого ничего не берем. Сами придумали все. Наши плитки, которые сами обновляются, – это интересно. В этом есть шарм и красота.

 

            - Что сегодня приносит Microsoft основной доход? Операционные системы?

 

            - Операционные системы и Office, - они являются образующим потоком, если смотреть в портфель доходов компании. Есть очень быстро растущие бизнесы - ERP, CRM. Xbox – прибыльный и интересный. В 2001 году, когда мы его создали, нам все сказали, что Microsoft выжил из ума: «Какой рынок?! Все уже поделено, все у Sony!». Над нами смеялись, есть куча статей на эту тему. Сейчас мы консоль номер один в мире. При этом, оставляя далеко позади конкурентов, выпускаем  Xbox One. Мы видим, куда двигается инновация, видим, что такое интерактивное телевидение и интерактивное развлечение. Это характеризует умение Microsoft собраться, сгруппироваться и бросить все силы на решение конкретной задачи. Какая еще компания смогла бы за год написать операционную систему для телефона с нуля, полностью с нуля?!

 

            - Эксперты считают, что это хорошая операционная система, она будет развиваться.

            Зачем Microsoft купил акции Facebook?

 

            - Компания Facebook – это великолепный сервис, который развивается, двигается в будущее. Это очень интересный сервис.

 

            - Microsoft просто выгодно вложил деньги, или за этим стояло что-то другое?

 

            - Думаю, что и выгодно вложил деньги. Facebook является нашим партнером во многих проектах.

 

            - Вы решили стать акционером компании, с которой у вас партнерские отношения?

 

            - Будем считать так. Если посмотреть в историю, первое упоминание о том, сколько потенциально стоит Facebook появилось после того, как Microsoft объявил о цене покупки акций. Помогли им сформировать стоимость.

 

            - Подсоединились к заработку, я бы сказал.

            Многие считают, что создание интуитивных интерфейсов (а это сегодня одно из главных требований к ним),  – не самая сильная сторона   Microsoft?

 

            - Нет, не согласен.

 

            - Есть такое понятие «евангелист». Это, как сказал бы Ленин, «пропагандист и агитатор».  Только евангелист, в отличии от газеты «Искра», является сторонником не большевиков, а той или иной  IT-компании или даже экосистемы. Но есть ведь и такие себе «анти-евангелисты», которые последовательно критикуют любой шаг конкретной компании. По ощущениям, у  Microsoft в среде гиков больше всего  «анти-евангелистов».  Почему, как думаешь?

 

            - Их стало меньше. Я горжусь тем, что именно в Украине появилась сбалансированные и оценка работы компании, и отношение к нашим продуктам. Я благодарен всем, кто является их пользователями. Мы принимаем критику. Я спокойно к ней отношусь – критиковать можно все, что угодно, это нормально. Главное – слышать критику. В Windows 7, в Office, в Windows 8 - обратная связь. Мы получаем ее от пользователей, и она находит отражение в этих продуктах. Во многом негативное отношение к компании связано с прошлым, которое уходит корнями к 2000-му году, когда компания была вовлечена в судебные слушания в США. Это был  сильный удар по позиции агрессивного роста.

Доминирование не всегда сопрягалось с возможностью слышать пользователя. По инициативе Билла Гейтса (Bill Gates), в 2000-х годах это изменилось. Trusted Computing - когда мы доверяем компьютеру. Во все процессы разработки были внедрены процессы контроля качества, внедрены многие элементы улучшения продуктов.

 

            - Вы настолько быстро стали великой компаний, что в какой-то момент утратили обратную связь, а потом попытались ее восстановить?

 

            - В тот момент мы были, как тинэйджер, который ничего не слышит, он сам на своей волне, и всех имел в виду. А сейчас мы выросли в зрелую компанию, которая понимает, куда она движется, понимает свои сильные и слабые стороны, но при этом она не дряхлеет, она всегда в форме.

 

            - Если посмотреть на тебя – ты в отличной форме.

            Не кажется ли тебе, что Microsoft все больше выходит из онлайна в офлайн, занимаясь производством разнообразных гаджетов? Раньше вы были только онлайновой компанией, производили программное обеспечение, программный продукт. А сейчас вы все больше входите в линейки офлайновых продуктов.

 

            - Мы присутствуем и в офлайне, и в онлайне.

 

            - Офлайн – это серверы, которые ты производишь; телефон, который ты придумал; планшетники, которые ты разрабатываешь; игровые приставки, которые  ты продаешь. Раньше Microsoft вообще не замечал офлайн. А сейчас серьезно двигается в этом направление. Кстати, в этом же ряду покупка компании Nokia.

 

            - Сегодня рынок дает интересные возможности аппаратного обеспечения: от небольших часов до ридеров, планшетов, телевизоров, приставок и т.д.  Дальше  это вопрос сервиса. Мы – компания, которая стоит на двух ногах. Мы создавали железо, есть много наших проектов. У нас есть «железный департамент», который создает мышки, клавиатуры и т.д.; у нас естьXbox.

 

            - Мне кажется, что компания Microsoft, продолжая заниматься онлайном, все больше и больше уходит в офлайн.

 

            - Оставаясь в онлайне.

 

            - Безусловно, оставаясь в онлайне. Но в онлайне вы уже давно, а в офлайн начали выходить постепенно, наращивая свое присутствие.

 

            - Мало кто из слушателей знает, - я открою секрет, - у нас есть своя большая команда дизайнеров аппаратной части, которая работает с производителями компьютеров, мы их часто консультируем.

 

            - Подождем успеха ваших дизайнеров.

Что ты считаешь самым большим достижением Microsoft во втором десятилетии 21 века?

 

            - Мы одна из первых компаний, которая увидела «облачное» будущее, начала об этом говорить.

 

            - Azure.

 

            - То, что мы сделали в cloud technology – это большой прорыв. Мы являемся доминантом. Фильма «Аватар» не было бы, если бы Microsoft не сделал Azure.

 

            - Спасибо вам от всех любителей кинематографа!

            Руководитель корпорации Microsoft Стив Балмер (Steven Ballmer) объявил о том, что покинет свой пост до середины 2014 года. Что эта, как заявлено «плановая», отставка означает для компании?

 

            - Стив Балмер продолжает руководить компанией. Сейчас идет процесс поиска преемника. Стив – гениальный человек.  Я не согласен с рядом комментариев. Знаю Стива лично, знаю его энергию, знаю, как он понимает бизнес. Я не видел ни одного человека, который бы на память знал показатели всех конкурентов и их динамику. Он видит слабые и сильные стороны. Это замечательный человек.

 

            - Ну что же, после такого панегирика в адрес своего собственного руководителя, я понимаю, как стать лучшим менеджером Украины.

 

            - Точки зрения могут быть разными, и у представителей хедж-фондов, и у инвесторов.  Фондовый рынок Америки имеет свои взгляды. Я высказал оценку как человек, который работает в компании, и как человек, который все еще считает себя разработчиком.

 

            - Но ты ведь, наверное, и акционер тоже,?

 

            - Да, небольшой.

 

            - Рынок отреагировал на новость об уходе старого руководства тем, что акции Microsoft подорожали на 9 процентов, а это – 20 миллиардов долларов. Поскольку Дмитрию Шимкиву не очень корректно комментировать такого рода ситуацию, выскажу собственную точку зрения: акционеры увидели, что великой компании Microsoft нужны перемены. Многие годы компанией руководил девелопер, разработчик, который сначала покорил весь рынок, а затем компания стала слишком медленной.  Некоторые эксперты даже используют термин «проспала», говоря о таких направлениях, как онлайн и дизайн, ставшие основой динамики роста конкурентов. Компания вовремя не сделала собственный браузер, почту, хостинг, облачные решения. Рынку надоело, что акции  Microsoft находятся на некоем плато уже в течение десяти лет, и они захотел перемен в компании.

Стив Балмер принял Microsoft с 32 сотрудниками, а оставляет ее со 100 000 человек. Покидает очень прибыльную компанию. Его достижения, конечно же, неоспоримы. Но акционеры считают, что пришло время, чтобы у руля встал не девелопер, а визионер. Я думаю, что, если сторонники Microsoft увидят, что на высший пост назначен еще один корпоративный управленец, – они будут разочарованы. Многие говорят, что было бы круто, если бы Microsoft предложил капитанский мостик такому визионеру, как Илон Маск (Elon Musk), создателю компании «Тесла» (Tesla). Вот это могло бы обеспечить корпорации неординарный драйв.

 

            - Я бы не использовал индикатив акций для оценки компании. Случай из истории Microsoft: был момент, когда мы великолепно выполнили все задачи, когда мы hit expectations, превысили ожидания аналитиков рынка. Был рост дохода, прибыли, но мы превысили плановые затраты. Акции упали. Мы заработали больше денег акционерам, но акции упали.

 

            - Рынок не рационален. Фондовый рынок irrational. Это всем известно. Вы выслушали мнение Дмитрия, будем ждать развития событий. Посмотрим, как будут вести себя акции Microsoft, какого преемника выберут нынешнему главе этой замечательной компании.  

А сейчас - цитата из Дмитрия Шимкива: «Мне не нужны люди индустриальной эпохи».  А какие нужны, и в чем между ними принципиальная разница?

 

            - Мне в команду нужны люди, которые видят новые возможности, видят новые технологии, понимают, как ими можно пользоваться для развития бизнеса. Приведу пример. 3 года назад у нас в команде возникла дискуссия на тему социальных сетей. Я, их активный пользователь, считал, что мы должны быть там и понимать, как все развивается. Кто-то начал говорить, что это мусор. Я сказал: «Вам может что-то нравится или не нравится, но мир там, и он будет там».

Всегда можно оставаться на уже завоеванных позициях, но тогда ты теряешь динамику, утрачиваешь возможность быть на гребне волны. Все, кто хочет все время быть в теме, понимать, что происходит в IT-бизнесе, должны пользоваться всеми новинками. Должны понимать, как эти новинки будут менять мир, видеть, где есть возможности. Если мы хотим быть лидером и создавать новое, то должны быть первыми, тестировать, видеть, что работает, что не работает.

 

            - Ты говорил о том, что у тебя в компании плоская иерархия, а сейчас привел самый лучший пример. Microsoft уже купил акции Facebook, а у тебя в офисе еще обсуждается: мусор это или не мусор. Вот это, действительно,  называется демократией и отсутствием иерархии лампасов.

            И в заключение: Microsoft пытается сделать мир лучше?

 

            - Да, я искренне в это верю, разделяю ценности компании. Одним из наших лозунгов был -«Компьютер на каждом столе». И мы это сделали. Еще важно, что люди, которые создали эту компанию, много отдают миру и занимаются созиданием.

 

            - Фонд Билла Гейтса и его жены?

 

            - Приятно это осознавать и работать в компании, которая делает много полезного. В качестве ее сотрудников мы делимся друг с другом роликами и историями того, как компьютерные технологии Microsoft в разных странах мира помогают людям создавать рабочие места. У нас есть проект для Африки – использование спектра частот телевизионного сигнала для построения компьютерных сетей. Это разработка, которая позволяет построить инфраструктуру тем странам, где это очень трудно. Наша компания инвестирует в молодых предпринимателей. Мы проводим конкурсы, дарим призы, устраиваем бесплатные тренинги. Мы верим в то, что молодые люди будут способны создавать новое. Возможно, они вырастут и будут работать у наших конкурентов.  Это тоже супер!

 

            - Для меня одним из важнейших сигналов того, что благотворительный фонд Билла Гейтса и его супруги – действительно эффективное начинание, стало решение Уоррена Баффета (Warren Buffett) доверить этому фонду свое состояние. Уоррен Баффет пользуется колоссальным авторитетом, как управленец. Он увидел, что не нужно создавать новый фонд, что деньги Билла Гейтса тратятся эффективно. Те деньги, которые заработала компания Microsoft для своего основного акционеры и которые он тратит на благотворительность. В их числе и деньги, которые мы с вами платим Microsoft, покупая продукты этой корпорации. 

 

comments powered by Disqus