Радио-подкасты

Андрей Колодюк, Divan.tv, it-медиа

1168 просмотров версия для печати

             Родился в мае 1971 года  в Киеве. Учился в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко, получил степень бакалавра в Киевском политехническом институте и докторскую степень в области права в Институте государства и права НАН Украины. Предприниматель и венчурный инвестор. Среди  наиболее заметных проектов: Unitrade, City.com, Ukrainian Software Consortium, «СофтПресс», Universal Telecom и «ДК Звязок». Является основателем Divan.tv, основателем и управляющим партнером фонда AVentures Capital, входил в совет директоров MoneXy. Участвует в административном совете Contracter. В 2008 году Всемирным экономическим форумом признан "Молодым глобальным лидером" от Украины. Женат. Воспитываем сына. 

            Divan.tv  — первая компания в мире для 300 млн. русскоязычной и украиноязычной аудиторий, которая предлагает пользователям телевизионные программы и видеофильмы с помощью системы индивидуальной доставки контента. Мультимедийный сервис Divan.tv разработала свою уникальную технологию для передачи телевизионного сигнала через интернет.

 

Евгений Ленг: В  2008 году на Всемирном Экономическом форуме в Давосе тебя признали молодым глобальным лидером от Украины. При каких обстоятельствах?

 

Андрей Колодюк: Программа стартовала в 2005 году чтобы  выбрать в мире самых активных людей до 40 лет, которые внесли личный вклад в различных областях (политике, экономике, в общественной деятельности и в медиа). Каждый год 30 экспертов международного экономического форума отбирают финалистов от каждой страны. В 2008 году выбрали меня - за участие, как я понимаю, в нескольких международных проектах, связанных с развитием информационного общества.

 

- Сегодня, как мне кажется, мир не хочет никаких глобальных лидеров от Украины, увы. А тогда ты просто побаловал свое самолюбие, или это открыло тебе какие-то двери? Или словами Гоголя, «что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

 

- Быть молодым лидером  экономического форума - прежде всего, работа, при том не только в Давосе. Молодые лидеры - разноплановые люди. От президентов государств (Саакашвили) - до предпринимателей и актеров, политических лидеров и ученых. Они совместно  обсуждают, как будет развиваться планета. Это основная идея. Люди находятся в разных странах, но периодически встречаются, чтобы влиять на развитие мирового общества и объединиться вокруг проектов, которые считают приоритетными. Мы предлагаем повестку дня мирового экономического форума, которую на Давосе обсуждает высший эшелон, принимающий глобальные решения. «Молодые лидеры» – это площадка для обсуждения идей, оформления их в реальные проекты. Например: «В этом году занимаемся зеленой энергетикой, а в следующем – образованием».

«Молодые лидеры» вносят вклад в написание повестки мирового развития. Это не титул, это работа. Но она дает возможности встретиться с людьми, с которыми иначе ты никогда бы не встретился.

 

- Это расширяет горизонты?

 

- Однозначно. Связи и так далее.

 

- В то время среди молодых предпринимателей Украины ты был одним из самых успешных?

 

-  «Одним из..», наверное, да.

 

- В 1992 году ты принял решение поехать в Штаты. Собирался там остаться, или просто хотел посмотреть мир? Насколько решение было импульсивным?

 

- Планов эмиграции не было. Предпринимательством я начал заниматься еще в 1989 году. В те годы оно имело форму кооперативов, не было четко оформлено законодательно. За предпринимательскую деятельность было легко попасть в жернова правоохранительных органов и даже в тюрьму. 90-е годы - очень тяжелые. Я понял, что мне трудно реализоваться в Украине.     Мы знали из фильмов, что Wall Street находится в Америке. Возникла идея поучиться практике бизнеса и вернуться.  Это заняло около трех лет, хотя собирался буквально на несколько месяцев. Потом понял, что мне интересно в Америке. Еще в 92-м году, когда начал изучать английский язык, я использовал интернет в библиотеке.

 

- Ты поехал туда с двумя тысячами долларов, правильно?

 

- Нет, с четырьмя сотнями долларов и с билетом в один конец.

 

- Ты был не очень успешный предприниматель, раз у тебя было только 400 долларов в 92-м году?

 

- В то время мне было 20 лет. Предпринимательство  тогда – это купи-продай.

 

- Чем ты занимался в Штатах? Насколько это был интересный жизненный опыт?

 

- Этот опыт меня сформировал.  В Америке я начинал заниматься различными вещами, пробовал себя во всем, в том числе на Wall Street, делал т.н. «холодные звонки». Тебе давали базу абонентов и ты звонил на русском языке куда-то там на Брайтон Бич  и говорил: «Здравствуйте, вы не хотите купить акции?»

 

- Тебе пришлось сдавать экзамен, Серию-7?

 

- Нет, в то время для «холодных звонков» нужно было только пройти быстрые курсы. Нужно было просто быть напористым, хотеть уметь и делать около 300 звонков в день. Был такой недолгий опыт.

 

- Из скольких клиентов тебе удалось создать базу?

 

- Я ровно неделю продержался. После первого звонка «А не хотели бы вы?» была русская прямая речь «А не пошли бы вы», сразу клали трубку. Буквально несколько людей захотели поговорить на эту тему. 

Я зацепился за работу в магазинах электроники, ее мне понравилось продавать. Потом понял, что могу не только продавать, а понимаю, как устроен этот бизнес. После трех лет, в 95-м, вернулся в Киев для того, чтобы выстроить дистрибуцию, а не только делать поставки в Украину (этот бизнес у меня был уже построен). С тех пор строю бизнесы здесь.

 

- Именно в Америке ты впервые задумался об интернете?

 

- Да, в 93-м. Я стал пользователем, потом начал читать о людях, которые им занимались. Оказалось, есть такие ребята, как Стив Джобс (Steve Jobs), Бил Гейтс (Bill Gates) и много других новых игроков. Везде в прессе их описывали, как  пионеров, которые смогут изменить мир. Все только зарождалось. Это новая сфера, уловил я, можно в ней себя найти. Электроника помогала углубленно понимать, как мир выходит в онлайн..

 

- Ты ездил в Силиконовую Долину в то время?

 

- Нет. Это уже вторая история. Сначала из желания создать в Украине, как в Америке, красивые магазины с отличным обслуживанием появился «Юнитрейд», оптовая торговля, а потом одна их первых розничных сетей. Это было рискованно. Многие говорили, что электронику будут покупать только на базарах и в подвалах. В 95-м году так оно и было, еще не было современной торговли.

 

- Сейчас это трудно представить.

 

- Тогда не было ни одного магазина, но я был уверен, что люди готовы платить за сервис, даже чуть дороже. Мы продавали не гаджеты, не электронику, мы продавали то, что она может. Да, это было дороже, чем у всех, но люди приходили за сервисами, гарантией. Так появилась эта сеть. Потом я создал еще несколько компаний в области системной интеграции, телефонии, например, Universal Telecom. У меня также было желание построить глобальную компанию на украинском интеллектуальном фундаменте, на украинских технологиях. В 2000 году появился AVentures, внутренний корпоративный фонд. Мы смотрели разные направления: биотехнология, фармацевтика, нанотехнология, которое раньше называли «материаловедением»;  космические технологии, IT. За год изучили порядка 500 проектов и поняли: для того, чтобы получить мировую экспертизу, нужно поехать и пообщаться с людьми, которые работают на мировом рынке. Чтение отчетов не помогало.

Слушать людей, утверждавших что у них уникальная технология, -  приятно, но зачастую их тезисы невозможно проверить. Мы поехали в Силиконовую долину - несколько туров, разным составом. Там мы разговаривали не просто с экспертами, а с инвесторами. Это самая честная оценка. Из сорока проектов, которые мы привезли, только два их заинтересовали. А по остальным: либо это уже есть, либо очень тяжело (например, в биотехнологии: там только по десять лет согласовывают новые лекарства и необходимы колоссальные инвестиции).

 

            - Очень большой горизонт.

 

- Очень большой финансовый горизонт. Стало понятно: самое живое из всего  - это IT, где мы и  сфокусировались.  Проект, который мы открыли в Силиконовой Долине, назывался «Украинский софтверный консорциум». Мы были первыми спонсорами так называемого Gartner Research. Это международная исследовательская компания, которая исследовала все, что в Украине есть. До 2003 года на карте мирового аутсорсинга Украину не видели.

Мы договорились с компаниями, что дадим им возможность продавать продукты. В Силиконовой долине открыли проект, наняли американских СЕО, продавцов, которые продавали так называемые компетенции. Допустим, информационная безопасность, фреймы, финансовые алгоритмы – это все компетенции.

 

- А под эти компетенции вам заказывали программное обеспечение, а вы размещали эти заказы в Украине?

 

- Абсолютно. Мы работали, например, на «Боинг». Компания получала таким образом заказы. Для нас это был не основной бизнес. Мы рассчитывали выйти на интересный продукт. Так и получилось. Заказы шли и дальше, хотя мы уже больше внимания уделяли своим продуктам, начали  их развивать, получать опыт.

 

- Тогда ты понял, что IT-индустрия – это очень перспективно? Что умение правильно прогнозировать – это не просто, не все люди этим умением обладают? Я вспоминаю, что когда ты начинал продавать электронику, эксперты прогнозировали, что жители нашей страны будут покупать гаджеты в подвалах. В таких случаях вспоминаю ухмылку основателя сети «ВКонтакте» Павла Дурова: «Эксперты, как всегда, хорошо предсказали прошлое».

У тебя в Украине был целый ряд успешных проектов, все были связаны либо с технологиями, либо с IT. Два самых больших из них - «Юнитрейд» и ТМ «Сити». Что они из себя представляли в 2006 году?

 

- Unitrade, City.com и Melofon  - три розничных сети различного формата. City.com появился в 2004 году, это формат гипермаркета cash-and-carry. Мы первые в СНГ открыли большой магазин; он был расположен на Петровке. «Мелофон» - небольшая сеть продаж мобильных телефонов и гаджетов.

 

- Сколько городов вы охватывали?

 

- Около ста магазинов в 56-и городах страны. Оборот холдинга в 2006 году был порядка миллиарда долларов, а по международной отчетности - 790 миллионов долларов. Мы приняли решение выходить на IPO. Полтора года я занимался этим вместе с командой. План - получить финансирование для дальнейшего развития. К сожалению, когда к концу 2007 года были готовы двигаться дальше, инвестиционные банкиры  порекомендовали этого не делать. Вскоре в мире начался кризис, и никаких IPO уже не происходило.

 

- В твоем секторе да. В начале 2008 года еще некоторые украинские компании, например аграрные, успели разместиться. При этом все понимали, что сектор розничной торговли будет задет мировым кризисом.

К этому времени ты уже занимался политической деятельностью? Как это случилось?

 

- В 2001 году появился проект - «Фонд информационного общества Украины». Этот термин тогда еще никому не был понятен, его как бы вводили в интеллектуальную среду.

 

- Сегодня термин остался, а общества нет…

 

- В 2001 году нашей задачей было обсудить проекты и разработать стратегию Украины. Мне хотелось показать людям, куда может двигаться страна.

 

- На постсоветском пространстве, не считая Балтии, наиболее последовательно эту политику осуществляют Грузия и Казахстан?

 

- Россия тоже. Мы все время мыслим категориями государственных программ, а информационное общество в мире - стратегия государства, инструмент развития экономики, всего общества. С помощью знаний, с помощью инвестиций в интеллектуальный капитал. Знаешь, как говорили: «Поставят компьютеры -  общество изменится». Нет, не изменится. Компьютеры – это инструмент. Для того, чтобы изменилось общество, нужно совершенно другое.

 

- Концепция информационного общества вовлекла тебя в политику?

 

– Мы основали рабочую группу «Электронная Украина», которая создавала продукт «Стратегия развития информационного общества». Его приняли как закон в 2005 году. Для его реализации было два пути. Первый – убедить политиков, второй – сделать это самому, имея свою политическую силу. Мы пытались продвигать эту стратегию, но всем было не до того. Тогда мы приняли решение о создании партии «Информационная Украина» и попытались сами реализовать то, во что верим.

 

 

- Много это тебе стоило денег?

 

- Немало. Моя общественно-политическая активность стоила мне больше миллиона долларов, потраченных бескорыстно и безвозмездно. Я верил, что таким образом мы сможем изменить страну.

 

- Ты  водил свою политсилу на выборы?

 

- Да. В 2005 году. У нас в то время был сильный политический партнер. Выборы 2006 года были уникальными, ставился вопрос о пересчете голосов. К сожалению, было принято решение их не пересчитывать. Думаю, были масштабные фальсификации. Именно поэтому через год парламент распустили и были перевыборы.

 

- У тебя от политики остался горький осадок? Или наоборот осталось ощущение, что пытался сделать что-то полезное? Может, просто этому было не время и не место?

 

- Я получил большой опыт, познакомился с реалиями украинской политики. Те, кто хочет получить степень MBA, шучу я, - просто поработайте в штабе любой нашей политической партии. Там вы получите такой опыт, который никогда не даст ни одна бизнес-школа. Это была украинская реальность. Мы были третьими в одной области и сороковыми во всех остальных. Мы узнали, как считаются голоса в стране, поняли на практике, что главное -  не сколько ты наберешь голосов, а как их посчитают. Вывод, который я сделал, - во-первых, для системных изменений в Украине нужно порядка миллиарда долларов. Получить депутатский значок – ничего не значит. Многие это уже понимают. А второе – это, если у тебя нет таких денег, есть второй способ. Политика - это еще и люди. У нас пока люди и политика мало соприкасаются. Сегодня те, кто строит большие глобальные компании в IT, имеет большое влияния на молодежь. Мой тезис: на конкретных примерах вовлечь молодежь в строительство компаний, которые будут успешными. Это изменит Украину больше, чем  действующие политики.

 

- Наверное, в этом есть рациональное зерно. У меня другая точка зрения. Я считаю, что для изменений в обществе должны созреть условия, должен быть осознанный заказ на перемены. На сегодняшний день украинский политикум находится в равновесии, и как-то повлиять на него не возможно. Много голосующих выросли при Советской власти, должны смениться поколения. Посмотрим, что будет в течение нескольких лет. Все-таки у нас беседа посвящена IT.

В Сети есть много заметок бывших сотрудников «Юнитрейд», которые с удовольствием вспоминают время работы в компании. Очень хорошо отзываются об атмосфере, о тебе как о руководителе. Но потом, говорят они, пришли некие консультанты, и начался негативный тренд. Это так? Какие были допущены ошибки?

 

- Компания, в которой работает более 2000 человек, - это не стартап. Действительно, в компанию пришли внутренние консультанты, которые получили больше полномочий, чем следовало.

 

-Большинство людей пишут: «Очень здорово! Вспоминаем с радостью! Прекрасно работали! Интересно! Хороший руководитель. Потом все как-то покатилось под откос».

Перехожу к странице твоей жизни, на которой записаны не победы, а поражения. В 2007 году казавшийся успешным бизнес братьев Колодюков неожиданно для всех начал идти ко дну, чему в немалой степени способствовала ссора между двумя акционерами, тобой и твоим младшим братом Владимиром. Как ты сегодня коротко прокомментируешь эту историю шестилетней давности?

 

- На самом деле это была не ссора, и не только с братом. Это было противостояние меня и консультантов в компании.

 

- Тех самых, на которых жалуются сотрудники?

 

- Да, это не консультанты, это люди, которые организовали схему вывода денег из компании. Я наступил на эти интересы, когда делал аудит.

 

- А как же вы собирались идти на IPO, если были некие схемы?

 

- Абсолютно верно. Именно для того, чтобы отбелить компанию, я и наступил на те интересы. До сих пор тянутся уголовные дела против этих людей. Если коротко, мой брат тогда мне не поверил и встал на их сторону. В моем понимании, он с ними работал. В конце 2007 года я принял решение о выходе из компании.

 

- У вас разошлись взгляды на будущее бизнеса?

 

- Я не хотел конфликтовать с братом, принял решение о моем выходе из бизнеса, публично заявив об этом на пресс-конференции 23 февраля 2008 года.

 

- В результате компания потеряла свою долю рынка, динамику роста. Сегодня этой компании в Украине не видно. В жизни каждого предпринимателя, особенно в Украине,  случаются неудачи. Без неудач нет успехов?

 

- Я ушел из компании и начал все с нуля. Меня не радует, что компания потеряла все, как я и прогнозировал еще в 2008 году. Для меня еще тогда было очевидно, что я прав. Осталась горечь: не смог переубедить, не смог донести… Я выбрал опцию «не мешать», дать им попытаться самостоятельно развиваться, попробовать. К сожалению, это у них не получилось.

 

- Андрей, когда ты увлекся проектом интернет-телевидения?

 

- Мысли об этом проекте у меня были еще с начала нулевых.  Я видел, куда движется интернет, понимал, что такое интерактивное телевидение. Телевизор – гаджет, который находится  у всех дома, но ничего не дает. Эта индустрия не менялась 70 лет. В 2008 году я начал этим активно заниматься. Идея заключалось в том, как через интернет дать пользователям контент, сервисы и так далее на любом гаджете, который у них есть. Мы создали команду, более трех лет делали продукт – он очень трудоемкий. Сегодня в мире лишь несколько компаний имеют похожие решения. Divan.tv коммерчески запустился в 2012-м.

 

- Ты умеешь сам читать и писать коды - программное обеспечение.

 

- Не умею. Умею работать с командами, с людьми, которые создают технологические команды. Сам код не пишу.

 

- Андрей, что такое Divan.tv сегодня?

 

- Для пользователей сервиса Divan.tv – это телеканалы, фильмы, музыка, спорт и многое другое на любом устройстве, в любое время, в 200 странах мира. Для бизнеса – это сервис, который поменял все правила игры на существующем рынке кабельного, спутникового и вцелом телевидения, на рынке видеоконтента. Мы предложили модель: компании не обязательно владеть своей сетью, строить ее. Мы делаем прямые продажи и работаем с интернет-провайдерами. Сегодня продаем как сервис свыше 160 телеканалов, первые на рынке телевидения предоставили возможность смотреть видео по запросу, когда потребитель, ничего не скачивая, смотрит фильмы прямо на телевизоре просто одним нажатием кнопки. Наш сервис есть на смарт-телевизорах и медиаплеерах ведущих производителей. Мы вышли на планшетах Apple и всех, которые поддерживают Google. Соответственно, мы закончили технологическую часть бизнеса, реализована концепция «tv -- повсюду»: на любом гаджете, в любое время, в любом месте. В октябре 2013 года вышли в 200 странах мира, открываем офисы в Калифорнии и Москве. Для нас Украина была полигоном, на котором мы обкатали технологию, бизнес-модель и так далее. Изначально идея была простая: каким образом доносить наш сервис до русскоязычной и украиноязычной аудитории во всем мире, независимо от того, где она  находится.

 

- Ты развиваешь так называемое over-the-top телевидение, ОТТ? Чем форматы IPTV  и ОТТ отличаются друг от друга?

 

- IPTV - это формат передачи потокового видео через интернет, но по своей сети, а ОТТ – то же самое, но по любой сети. В этом сложность - во всем мире сетями владеют провайдеры. Основная технологическая проблема – это качественно доносить наш сервис на сетях различных провайдерах. Вот основное различие IPTV и ОТТ.

 

-  Твой бизнес - в интересном и быстро развивающемся сегменте рынка. В России объем рынка ОТТ сервисов в 2012 году составил 1,1 миллиарда рублей и вырос по сравнению с 2011 годом на 95%. К 2016 году общий объем рынка over-the-top вырастет по сравнению с 2012  в 13 раз. У тебя есть цифры по Украине, прогнозы роста?

 

- Рынок платного телевидения ежегодно растет на 50 %. Каких-то лет пять назад в мире ОТТ-рынка еще не существовало. Сегодня – это больше 8 миллиардов долларов. Пока что это всего лишь чуть больше 10% всего рынка платного телевидения. Но эксперты прогнозируют, что в ближайшие пять лет ОТТ-компании отрежут до 25 – 35 % этого большого пирога. Есть общий рост рынка, а есть заменяемость. Люди все больше и больше начинают пользоваться сервисами, которым не важен тип гаджета. Они хотят не только линейного телевидения, они хотят сами принимать решение что,  где и на чем смотреть. Кабельные и спутниковые операторы этого дать не могут.

 

- Сколько вложено денег в проект Divan.tv?

 

- Могу сказать, что это не один и не два миллиона долларов. Инвестиции были и будут. У потокового телевидения огромные перспективы. В подтверждение этого: глобально уже есть компания, которая стоит миллиарды долларов. За Hulu борется семь покупателей. В Украине пиратство мешает быстрому росту. В России с  1 августа принят антипиратский закон, по которому в Сети не будет нелегального телевидения и видео. Это значит, что доля легальных игроков увеличится, как и их доход. Предполагаю, что в российский сегмент пойдут большие инвестиции, хотя они уже и так были не маленькие. Надеюсь, что и в Украине скоро проблема пиратства будет решена.

 

- Эксперты считают, что самостоятельно созданный твоей командой программный продукт – одно из конкурентных преимуществ Divan.tv. В чем технологическое преимущество предложенных твоей командой решений?

 

- По сути, мы являемся операторами. Это значит, что свой продукт мы можем различным образом  быстро видоизменять под конкретных клиентов. Спросите любых операторов, использующих лицензионный продукт. Чтобы в нем что-то изменить, какой-то там цвет, - нужно много времени и денег. Операторы, которые используют чужие продукты в таком динамичном пространстве, должны все согласовывать с разработчиками. Наше ключевое отличие от всех остальных – мы сами можем менять продукт. Что это значит? Допустим, новый интерфейс нашего продукта, который нацелен на определенные таргет-группы. Он больше похож на интерфейс с Android market. Он пользователям понятен лучше, чем телевизионные интерфейсы. Имея свой продукт, мы это делаем быстро.

Конкурентное преимущество – возможность получения нашего продукта на любые гаджеты, за которым стоит большая работа по интеграции с ними, по технологии доставки видео. Интернет нестабилен, а картинка должна держаться. Есть у нас и другие крутые «фичи». Подтверждение этого – заказы из СНГ и Европы на использование нашего продукта на своей территории. Заметьте, они обращаются не в Microsoft или к другим большим вендорам, а к нам. Сегодня в мире не так-то много работающих операторов, которые бы создали свой собственный продукт – технологическое решение. Они обращаются к нам, потому что знают: мы на рынке, мы активно им пользуемся, и они хотят купить его у нас. 

 

 

- Интересная деталь. А кто конкуренты Divan.tv в Украине?

 

- На рынке платного телевидения нашими конкурентами являются большие кабельные и спутниковые операторы, у них сегодня уже есть клиенты. Мы же знаем, что 80 процентов телевидения Украины – аналоговое. В 2015 году оно будет выключено. Мы, как и многие провайдеры, поставляем цифровое телевидение в цифровом качестве. У нас есть каналы HD и даже 3D, и потребители замечают большую разницу между аналоговым и цифровым телевидением.

 

- Ты смотришь на русскоязычную аудиторию во всем мире, ведешь переговоры по продаже своего продукта в другие страны. На сегодняшний день крупнейшей в России по доходом от ОТТ телевидения является компания IVI, а лидером на рынке для русскоязычных потребителей такого контента за рубежом, использующим подобную технологию, является компания Kartina.tv. В 2013 году на рынок вышел новый игрок MOYО.tv.

 

-IVI.ru – это действительно успешная компания, которая предоставляет только услугу «видео по запросу». Они не транслируют 200 каналов (как Divan.tv), а, прежде всего, ориентируются на массовую интернет-аудиторию, которая привыкла смотреть фильмы без оплаты, а мы работаем на рынке платного ТВ, вот и вся разница. Kartina.tv показывает телеканалы, прежде всего, за пределами страны. Эту компанию не любят многие правообладатели в России и Украине по одной простой причине: получая деньги с потребителей, она не платит роялти многим каналам. Это пиратство. 

- Divan.tv смотрится хорошо на их фоне?

 

Мы уже конкурируем с ними на том берегу, так как с ноября 2013г. сервисом могут пользоваться в 200 странах мира. У тех, кто занимается пиратством, нет будущего с точки зрения капитализации и привлечения капитала. Divan.tv технологически может быстро применить такую же модель. Но мы имеем все контракты, платим правообладателям. Пока, увы, это тактически неудобно и неконкурентно, но стратегически, я уверен, мы победим.

- Давай рассмотрим пример России. Там победили те компании, - стали крупными серьезнейшими игроками, иногда с многомиллиардной капитализацией, - которые работали «в белую».  Уверен, то же самое произойдет в любой стране, в том числе и в Украине. В любом интернет-бизнесе, если ты хочешь построить серьезную компанию, ты должен быть «белым и пушистым», никак иначе.

 

- Согласен. Иначе инвесторы ее не купят.

 

- Интернет убьет телевидение?

 

- Это клише и заблуждение. На самом деле интернет и телевидение уже «поженились». В этом же идея OTT. Благодаря интернету на 5% в год увеличилось телесмотрение, сейчас оно составляет более четырех часов в день. Интернет сегодня - возможность и канал конвергенции с обычным телевидением. Это не убийца, это супруги, женитьба которых привела к более активному развитию и того, и другого.

 

- По статистике, в среднем по стране украинец проводит столько же часов в интернете, сколько у телевизора,  - 22 часа в неделю. Наверное, в этих 22-х часах  есть большая часть именно тех, кто смотрит видео и телевидение в интернете. Твой тезис о том, что эти два сервиса «женятся»,  актуален.

 

Ключевое слово – «смотрят». А дальше – посредством чего, какого устройства: телевизора, смартфона, планшета либо -- компьютера. Не нужен уже кабельный оператор или спутниковый. Главное – доступ в Интернет. В этом же и суть ОТТ. 

 

 

- Каким ты видишь будущее телевидения?

 

- Будущее телевидения я вижу интерактивным, в некоторой мере оно уже пришло: по статистике, 85 процентов  американцев во время просмотра телевидения одновременно находятся на другом девайсе, гаджете и начинают его комментировать. Это называется «социальное телевидение»,  вовлекаются социальные сети. Производители об этом знают и начинают создавать своего рода интерактивные продукты. Ты смотришь что-то по телевидению и одновременно, немного в ином виде, на своем гаджете. 

ТВ будет вовлекать зрителей в онлайн-реальность. Когда люди смогут влиять каким-то образом на что-то, вплоть до развития сюжета, смогут сделать выбор, как будет развиваться сюжет. Скоро люди будут делать ставки в режиме реального времени. Смотрят футбол: пенальти. Будут делать ставки: забьют или не забьют. Или бокс.  Или понравилось платье Анджелины Джоли, какой-то гаджет у кого-то в руках, -  можно будет сразу заказать приглянувшийся товар. Это называется tv-commerce. Технологии дополненной реальности, которые сегодня только начинают развиваться, будут очень активно интегрированы в процесс телесмотрения.

 

- Интернет поменяет привычную нам картинку мира очень быстро и во многих секторах. Радио, скорее всего, достаточно быстро перейдет в онлайн. Моя логика проста: значительная часть бюджета радиостанции – лицензии на частоты, затраты на передачу сигнала. FM-станции слушают в основном в автомобилях по пути на работу. А новые поколения автомобилей будут оснащены WI-FI. И все, - радио ушло в онлайн.

 

- Оно ушло в онлайн, ушло на Divan.tv, на котором тоже есть радио, музыка и так далее.

 

- Значит, Divan.tv будет выпускать приставки для автомобилей, или начнет разговор с автопроизводителями, чтобы там находиться?

 

- Абсолютно верно. Это как Smart TV. Это новые телевизоры, но на них есть App Store.

 

- А как при этом будут вести себя тяжеловесы – самые рейтинговые каналы, которые зарабатывают в основном на рекламе? Не попытаются ли они не допустить попадание своего контента в сеть? Я знаю, что  с некоторыми из них у Divan.tv продолжают возникать трения?

 

- У всех ОТТ игроков в мире существуют трения. Вспомните Стива Джобса, который не смог решить эти вопросы, поэтому Apple TV и не стал тогда тем, что он задумал. Сегодня в мире многие ОТТ-игроки, допустим в Америке, выигрывают суды против больших корпораций, которые не хотели изменений на этом рынке. В Украине, я думаю, лед уже тронулся, потому что медиа группы поняли, что либо они возглавят этот процесс, либо проиграют. Эти вопросы найдут решения. Нужно изменить ментальность. Нельзя изменить интернет. Украинские медиа группы еще не поняли, что интернет для них не угроза, а способ выживания. В сегодняшнем виде телеканалы в ближайшие пять лет не выживут. Нужно меняться.

 

- В начале двадцатого века владельцы кэбов в Лондоне лоббировали  запрет автомобилей. И что? Так и в этом случае: интернет не остановить.

А как Divan.tv зарабатывает или планирует зарабатывать деньги?

 

- У нас есть две модели. Это подписка, зрители могут подписаться на какой-то пакет телеканалов и услуг, выбрать их. Вторая модель – рекламная. Есть большое количество телевизионных каналов и фильмов, за которые ты не платишь, но смотришь рекламу перед фильмами, либо после них.

 

- Вы достаточно молодой проект, если сравнивать с «китами» телеиндустрии. Уже достигли безубыточности?

 

- Нет.

 

- Согласно плану, когда это произойдет?

 

- В 2014 году.

 

- Удачи! Твое мнение, что делать с пиратством? Эксперты утверждают, что в своем большинстве украинцы не хотят платить за контент.

 

- Во-первых, украинцы платят за контент. Кинопрокат в 2012 году собрал порядка 150 миллионов долларов. Рынок только легального платного телевидения в Украине – полтора миллиарда гривен. За пиратский контент, приставки украинцы тоже платят, просто меньше. Они готовы платить и платят за время, за возможность выбора контента и так далее. Есть две категории людей. Те, кто не хотят смотреть рекламу, и те, кто не готовы платить деньги. Первые будут платить деньги, вторые будут вынуждены смотреть рекламу. Даже на пиратских сервисах они смотрят рекламу. Это такая бизнес-модель, вот и все.

Пираты в Украине – это игроки, которые никому не платят. Что произошло в России? Легальные игроки поняли: «Подожди, либо ты работаешь в интернете, либо плати правообладателям, плати налоги и все остальное и будь легальным. Если ты этого не делаешь, почему у тебя должно быть конкурентное преимущество?» Роялти на контент – это от 50 до 80% затрат, которые сегодня оседают в карманах нелегалов. Произойдет то, что и во всем мире. Потребителя можно завоевать только лучшей услугой. А среди игроков есть легальные и нелегальные. У нас были нелегальные продавцы водки, других товаров, но в итоге навели порядок.

 

- Жители нашей страны стали больше платить за контент. Это восходящий тренд. Пример  – App Store, где люди покупают приложения для своего iPhone, iPad и так далее. Потребители стали платить за сетевые игры, а это тот же самый контент. «Танчики» собирают в Украине солидные деньги

 

- Пользователи понимают, что когда они слушают, или смотрят свого любимого автора, исполнителя или фильм на легальном ресурсе, деньги идут в том числе и их любимым исполнителям, и авторам, и певцам. У них есть возможность выбрать и поддержать своих любимых артистов.

 

- Согласись, концепция авторского права в ХХI веке требует переосмысления.

 

- Наверное. Такие платформы, как Divan.tv, – это возможность авторам  зарабатывать деньги, минуя всевозможных посредников, напрямую предлагать свой контент слушателям и зрителям.

 

comments powered by Disqus